Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Глава 1.

Она остановилась, со вздымающейся грудью, чтобы перевести дыхание. Впервые она ощутила, как тяжело стучит ее сердце. Она не хотела оглядываться, зная, что нереальность всего происходящего скоро себя обнаружит. И все же, впившись глазами в зеленую стену перед ней, лихорадочно отыскивала путь для бегства. Но ничего утешительного впереди не было, как и тогда, когда она только вбежала в этот лабиринт из подстриженного кустарника. Где‑то она сделала неправильный поворот, где‑то на этой бесконечной тропинке, которая раздваивалась, разветвлялась, множилась она допустила ошибку и снова была поймана. Она посмотрела на дорогу, по которой прибежала в этот тупик, мысленно измерила свои путь.

Есть ли у меня время бежать обратно? И дюжина шагов может изменить дело.

Но как только эта мысль пришла ей в голову, что‑то замелькало белым пятном и она поняла, что отступать поздно. Ее горло судорожно сжалось, когда это двинулось по направлению к ней, переваливаясь, балансируя крыльями, выгнув шею, покачивая головой, как на длинном стебле, из стороны в сторону, наблюдая за ней. У нее не было сил шевельнуться.

В следующий миг лебедь атаковал ее. Придавив своей тяжестью и бросив на землю, он сжал ее мощными крыльями. Пытаясь сбросить его с себя, она открыла рот, чтобы крикнуть, но крик не вырвался из ее груди. Длинная белая шея крепко охватила ее. Она сжала твердое тело обеими руками, ногти ее впились в упругие мускулы. Если бы у нее хватило сил сдавить, задушить его! Она пыталась, но руки ее скользили ниже и злобная голова, казалось, смеялась над ее усилиями.

Ах, это был не смех! Клюв широко открылся, хватая воздух. Она продолжала сжимать, чувствуя, что почти лишается разума, но сжимала до тех пор, пока не почувствовала первое биение, которое, как электрический ток прошло по ее рукам. И вдруг она перестала бояться.

В конце концов, это же лебедь!

Напрягаясь, она выгнула свое тело и молочно‑белая сперма брызнула в пах горячей струей. В то же время она увидела, как огромный член таял и опадал на ее глазах. Последним видением его исчезающей силы были медленно падавшие, как жемчужины, капли.

Лили внезапно проснулась. Пижама завернулась вокруг ее талии. Она со вздохом откинула одеяло и очутилась в спальне, залитой солнечным светом. Этот сон она пережила как будто наяву. Он несколько утомил ее, но и возбудил в то же время. Еще не вполне проснувшись, она потрогала свои груди, поиграла с ними, описывая пальцем круги вокруг сосков, которые напряглись, оттопырив шелковую ткань пижамы. Затем она скользнула руками вниз, как бы проверяя свое тело. Бока ее покрылись гусиной кожей, когда она провела от ребер к бедрам, скользнула по ним и прижала ладонью низ живота. Полностью отрешившись от окружающего, она закрыла глаза и сунула руку под эластичную ткань трусов. Кончики ее пальцев почувствовали нетерпеливо напряженный клитор и она начала водить пальцем по маленькому надувшемуся шарику. Каждое поглаживание вызывало приятное щекочущее чувство, каким‑то наслаждением отдававшееся во всем теле. Сквозь пальцы проступила влага, и она ощутила резкий запах, возбудивший ее еще больше. Когда волна наслаждения стала охватывать ее все сильней, она вдруг отдернула руку, спрыгнула с кровати, тихонько мурлыкая сама себе и в этот момент самым лучшим было принять душ.

Лили встала под прохладные брызги и почувствовала облегчение во всем теле. Окно было распахнуто, и свежий дрожащий воздух нес дыхание моря, находившегося в ста ярдах от бунгало. Было прекрасное калифорнийское утро. Закутавшись в огромную турецкую шаль, она думала о том, как проведет каникулярный месяц с Жаннет. Трудно было поверить этой восхитительной идее. Нет больше необходимости, напившись кофе, в шесть часов утра бежать на студию и говорить до семи, нет больше ругающегося директора и всяких дел.

Сколько же у нее этих дел! Иногда переделываешь несколько раз и на это уходит уйма времени. Износ нервов под светом софитов день за днем. Но она понимает, что значит работать и рада иметь работу, принимая участие в постановке и мечтая попасть на сцену. Важно начать а там она добьется своего любой ценой. Этот свободный месяц ее, и сейчас она может забыть обо всем на свете и отдаться полностью отдыху, наслаждаясь им со своей подругой Жаннет Унэм в уютном маленьком домике на побережье. Отлично!

Повернувшись к большому зеркалу, отражавшему ее в полный рост, Лили рассматривала себя. Если девушка надеется попасть, когда‑нибудь в Голливуд, она не должна пренебрегать своей внешностью ее основным профессиональным козырем. У нее могут быть свои насущные потребности она должна заботиться о родителях. Ее большие черные глаза, доставшиеся в наследство от отца, были необычайно широко расставлены. Мягкими ресницами ее наградила мать Итальянка. Тело Лили было пропорциональным, гибким, отливало янтарным цветом и казалось загорелым. Повернувшись боком, она могла любоваться каскадом волнистых черных волос ниспадавших на ее плечи и мягко касающихся ее спины. Кокетливо улыбаясь, она коснулась полных, слегка пухлых губ и легко проводя по ним, скользнула по высокой груди, гладкому животу, по своим широким бедрам, покрытым персиковым пушком. Ее пышный зад, плавным загибом, возвышался над стройными ногами. Каждая часть ее тела была совершенна. Она улыбалась, что‑то вспоминая. Она хорошо знала, что у многих мужчин закапало бы в штаны, если бы она прошлась по бульвару Сан‑Сид в обтягивающей бедра юбке. Она любила замечать взгляды, которые на нее бросали мужчины, жадные, раздевающие. В такие моменты она для смеха делала движения рукой, как бы разглаживая юбку, и этот маневр еще больше подчеркивал ее выпуклости. Если в это время она бросала взор в сторону мужчины, наблюдавшего за ней, она всегда замечала, что брюки его вздувались спереди прежде, чем он успевал скрыть это. Она была убеждена в этом. Отец ее был испанцем по крови и она восприняла от него горячий образ мыслей. Испанская кровь придавала ей испанский дух. Пожав плечами на собственные мысли, она начала растирать себя полотенцем. Она решила начать свой день с завтрака на воздухе, потом выкупаться и поваляться на берегу, загорая, а вечером...

Тут ее размышления прервал телефон. Она бросила полотенце и проскакала по комнате к телефону.

Хеллоу!

Лили, это Джеин. Надеюсь, что не разбудила тебя?

Вовсе нет милочка, я уже вылезла из‑под душа. А, сказала девушка и помедлив немного, продолжала, послушай Лили, я беспокою тебя, но я попала в переплет. Ты знаешь, я говорила тебе о том, что все учителя делают к празднику украшения для школы, что я должна после занятий с учениками помогать разрисовывать помещение. Так вот, мистер Реимс пригласил меня в контору и спросил, не могу ли я заняться подготовкой пикника в Золотом парке. Проклятье, я не могла отказаться! Но в то же время, я назначена ответственной за подготовку школы и меня беспокоит, что ученики не знают как украшать помещение. тут мне пришла идея не могла бы ты заменить меня в школе?

Лили уже догадалась, что день окончится впустую. Возвращаться в город было уже поздно, но проводить здесь целый день?... может подруга специально пригласила ее сюда?

Ну ладно, я приду, Сказала она бодро, скорее сама для себя. На другом конце провода, кажется, вздохнули с облегчением.

Честное слово, Лили, я от всего сердца прошу тебя! Это мне очень необходимо. Меня совсем завалили всякими делами, и ты знаешь, как в последнюю минуту все запутывается. Слава богу, что день окончания празднуется один раз в год! Будь добра, помоги мне, и я обещаю сделать для тебя что‑нибудь.

Брось, Джейн! Я действительно об этом не думаю. Я обернусь часа через три, если все будет в порядке.

Ну и чудесно! Я попрошу одного парня помочь тебе. О, я совсем забыла, Ларри обещал зайти за мной, пообедать, после работы. Не вздумай там чего‑нибудь, и ее голос стал жеманным.

Все в порядке, милочка, Лили улыбнулась, Я сделаю все так, как надо, и если этот малый попросит развеселить его, можешь быть уверена что сходу он меня не получит.

Джейн рассмеялась в трубку, Не беспокойся, он как все мужчины несколько самонадеян, но это ему идет. Увижу вас попозже.

Отлично сказала Лили и повесила трубку.

Несколькими часами позже Лили уже бежала от океанского прибоя по горячему выжженному песку. Обсыхая, она раскинулась на песке, затем вскочила и побежала. Справа от нее тянулся, на сколько можно было видеть, берег моря. Вверху в небе кружилась чайка, пронзительно крича и круто ныряя в волны. Подхватив свою пляжную сумку, она побрела вдоль песчаной косы к разбитому судну, обнаружившемуся по случайности. Длинные балки его отбрасывали тень на берег. Когда она приблизилась песчаные крабы стремительно бросились под шпангоуты. Лили выждала и поставила сумку на шпангоут.

Чертова жара, раздался голос с другой стороны.

Она повернулась и увидела парня, который сидел на брусе, уставившись на нее. Парень перелез через брус и улегся рядом с ней. Он был ее возраста, белокурый, с широко расставленными глазами. Миловидность Лили очевидно произвела на него впечатление.

А, улыбнулась Лили, вы рисуете?

Да, в своей манере. Мне нравится рисовать море.

О, для этого вы выбрали чудесное место, сказала Лили, присаживаясь на песок и расчесывая свои волосы.

Меня зовут Чет Хилмен, а вас как?

Меня Лили Колдрен, Чет. Мне очень приятно познакомиться с художником. Я буду рада, если вы придете сюда опять и я увижу вас с бородой как у всех художников.

Придется отрастить, Задумчиво сказал он, Но я думаю, что мистеру Родклифу это не понравится. Он несколько чудаковат, должен вам сказать. Разговаривая с Лили, он рассматривал ее фигуру и лицо.

А вы работаете в кино, не правда ли, сказал он. Чет покраснел и отвел глаза.

Совершенно точно, она улыбнулась, А как вы об этом догадались?

Я сразу же это понял. Большинство девушек сюда приезжает оттуда.

Ну, это лишь приятный комплимент, сказала Лили, У вас для этого тоже есть свои шансы, Чет. Вы не имели дела с девушкой из кино. Он зачерпнул песок и стал сыпать его между пальцами.

Не часто, ответил он, Большинство их предпочитает иметь дело с людьми постарше, кроме того у меня остается не так уж много времени для девушек.

И сейчас, такой симпатичный парень, как вы, лакомый кусочек для девушек, ищущих приключений. Я полагаю, что их у вас только что, не... Шесть?

Ну вы... слишком, пробормотал он покраснев еще больше.

Нет, я серьезно. Держу пари, что это так. Он улыбнулся, вздохнул стряхнул с ног песок.

Вы хотите знать правду! спросил он вдруг, взглянув ей в глаза, у меня еще никогда не было с девушкой. Когда я был в школе, то увлекался футболом, баскетболом, но не этим. В школе у меня совершенно не было времени.

Опершись на локоть, Лили вытянулась перед ним в песке. На ней был черный вязаный из джерси купальник, плотно прилегавший ко всем изгибам ее прекрасного тела, подчеркивал ее формы. По восторженному лицу Чета можно было понять, что она производит на него должное впечатление.

И вам приходится строго соблюдать школьное расписание? Спросила она, Не думаю, что настолько строгое, что бы вы не могли пройтись с девушкой. Много ребят вашего возраста уже достаточно опытны в этих делах.

Я знаю это, сказал он, с некоторым оттенком в голосе,

и, право, мне это тоже нравится, но... Лили посмотрела на огненно-рыжего парня, увидела его шею, покрытую бронзовым загаром, мощные бицепсы рук, мускулистые ноги атлета. На мгновение, ее охватило желание соблазнить его тут же. Никто бы этого не увидел в столь ранний час. В то же время, приятно было сохранить целомудренность на первое время. Но она лишь подумала об этом.

Позже у вас будет достаточно времени для девушек, Чет, особенно, если вы поступите в колледж.

Скажите, вот вы девушка, выпалил он вдруг, Скажите пожалуйста, вы ведь думали об этом... Хорошо ли... Вы ведь думали... Не странно ли это, если... Какой‑либо малый гуляет с девушкой, даже не окончив высшую школу. Вы знаете, я не имею в виду что‑либо определенное. Я имею в виду... Ну ладно, в общем... Живет с ней.

Спит с ней?

Угу.

Нет, когда учится нет, сказала Лили, А что ребята думают об этом?

Он пожал плечами, В общем, да. Но со мной этого не случится, я не нравлюсь девушкам. Я думаю об этом, как о судьбе. И все‑таки, в этом возрасте такое было бы ужасно.

Ужасно? ... Более того, в это время, я не могу сосредоточиться на чем‑либо. это наверное плохо, если такое нравится.

Я представляю себе, сказала она, сочувственно и подумала, а сколько ей было лет, когда она впервые почувствовала приятное желание. В высшей школе? Во всяком случае, гораздо раньше. Эксперимент дяди? Да, это было начало. Она удивлялась, почему он закрывает глаза, целуя ее. Это было совсем другое дело. Он заставлял ее почувствовать это, хотя ей было всего 10 лет. В свои 22 года он не мог чувствовать ее сексуального несовершенства.

А у вас было такое чувство, спросила она, Что в мире держится все на этом?

Ответ застрял у него в горле. Он извинился, но Лили поняла, что попала в точку. Она села и стала сыпать себе песок на грудь. В это время он разглядывал ее. Она, как будто содрала с него кожу и прежде, чем он пришел в себя, она уже изменилась и продолжала схватку.

У вас чудесный загар, заметила она, скользнув рукой по его шее и глядя на него невинными глазами. Она почувствовала, как мускулы напряглись на его скулах.

Я буду приходить сюда каждый день, мне здесь нравится. Наверное мы частенько будем видеться.

Конечно! Я надеюсь, что нам обоим повезет. Лили раздумывала, как сделать так, чтобы ему понравиться, что она должна сделать? Ее пальцы рассеянно коснулись маленькой медной пуговицы возле его кармана.

Моя подруга и я живем в бунгало возле верхней деревни. Она учительница.

Я хожу наверх довольно часто, Он говорил принужденно, ощущая прикосновение ее рук и явно смущаясь от того, что его член стал напрягаться. Лили увидела, как заметно надулись спереди его штаны, и это возбудило ее. Она видела, что фигура, мускулы, шея у Чета были, как у совершенно сложившегося мужчины, и на ее глазах что‑то пыталось пробиться сквозь материю его джинс. Она решила, что надо прекратить заводить его, им обоим следует остановиться. С неохотой она отвела свою руку и встала.

Мне надо бежать.

На его лице появилось разочарование.

Можно, можно мне увидеть вас еще раз?! Лили улыбнулась, Можно, сказала она, с ноткой обещания в голосе, затем повернулась и побежала по берегу.

Машина, заскрипев тормозами, остановилась у красного 4‑х этажного дома. Лили поднялась и оправила юбку, прежде чем спрыгнуть на дорожку из гравия, ведущую к школе. Уже около внутренней двери ее встретил, робко улыбаясь, высокий, темноволосый парень.

Я Томми Рийс, а вы мисс Колдрен?

Да, а что? Тут она вспомнила, что Жаннет определила одного из своих учеников помогать ей украшать помещение, Вы, должно быть, из класса мисс Унэм?

Парень кивнул головой, Она сказала, что вы приедете в красной машине.

Хорошо, пошли, Томми. Или вы хотите, чтобы я звала вас Том?

Ничего не имею против, как вам больше нравится.

Ну хорошо, Том, пойдем посмотрим как нам развесить украшения. У такого крепкого парня дело должно клеиться.

Он улыбнулся и они начали работать. Было два часа дня. Класс оказался длинным, с коричневыми, блестящими, будто отполированными партами. Рулон цветной бумаги лежал на столе Жаннет, стоявшем впереди. К длинным полосам картона были прикреплены цветные шары.

Посмотрим, Лили задумчиво тронула себя за подбородок, Я думаю, мы можем пропустить гирлянды из цветной бумаги под потолком и подвесить к ним шары. Хорошо бы найти лестницу.

Мисс Унэм просила швейцара поставить ее в соседнем помещении, пока она не понадобится.

Хорошо, сходи туда, Том, принеси ее, и мы начнем развешивать.

Неужели все парни застенчивые? Лили убедилась, что стоило ей только раскрыть рот как он уже краснел. Он, наверное, моложе Чета, у которого эта штука выделялась довольно мощно.

Лили вспомнила, как часто Жаннет рассказывала о Том, какие штучки проделывают ее ученики, и особенно девочки. Ты увидишь их, самые типичные хотя и совсем молодые, но в голове одни мысли о сексе. Не проходит дня, чтобы я не распинала кого‑нибудь из них за то, что он играет со своей штукой прямо в классе. Можешь себе представить, если такие вещи они творят в классе, вообрази, что они делают за стенами школы!

В шутку Лили подсказала Жаннет начать обучение школьников некоторым деталям этой темы. Жаннет возмутилась. Теперь Лили подумала об этом более серьезно, ей стало интересно. Она удивилась тому, как Чет стремился к таким ощущениям. Но у Тома, наверное, такое же желание. Мальчики обычно развиваются медленнее, чем девочки. В этом отношении во многом повинна высшая школа. Школа даже задерживает их развитие. Эта мысль крепко засела у нее в голове.

А вот и лестница, мисс Колдрен, а вот молоток и гвозди. Я думаю они нам пригодятся.

Лили посмотрела откуда начать и показала на один из углов помещения.

Я буду держаться за перекладину, а вы, Том, держите лестницу. Лестницу установили, но тут Лили заметила, что ее юбка короткая, выше колена и позволяет увидеть некоторые детали ее туалета. Скосив глаза, она увидела свои толстые икры и, взглянув на парня, увидела, что он смотрит на ее ноги. Когда она влезла на верх лестницы, ей пришлось несколько расставить ноги и потянуться вверх, хотя она знала, что предоставляет парню полную возможность отлично видеть ее бедра.

Держи крепче, Сказала она ему и, протянув руки, стала вбивать гвозди. Прикрепив к гвоздю бечевку, она стала спускаться вниз. Юбка ее сбилась на бедрах. Подай‑ка мне вон тот рулон, Попросила она, я протяну его по краю потолка.

Лицо парня раскраснелось, руками он крепко вцепился в лестницу.

Том!

О, извините меня, Запинаясь сказал он, рывком кинулся к рулону и поднял ленту. Я говорю, не находите ли вы, что будет лучше протянуть ленту пониже. О чем вы думаете, Том?

А?... о да, да, конечно, я думаю, что так будет лучше.

Вы что, уже устали, молодой человек? Сердитым голосом сказала Лили.

Идите подержите меня. Я боюсь, как бы не свалиться с лестницы. парень смотрел на нее блуждающим взглядом.

Да, ничего, все будет в порядке, ободрила она его, ну‑ка, подержите меня за талию. Он было потянулся к ней руками, но тут же отступил назад. Ну перестань стесняться. Вот здесь, Она взяла его руки и положила себе на талию, одну спереди, другую сзади, А сейчас держите покрепче, Сказала она и потянулась, чтобы взять конец ленты.

Она ощутила теплое прикосновение его рук. Он плотно прижал к ней ладони. Лили чувствовала, что это пожатие становится крепким. Каждый раз, когда она тянулась вверх, его руки соскальзывали несколько ниже, а юбка собиралась в складках на бедрах. Она старалась двигаться как можно больше. Она роняла гвозди и наклонялась за другими, стараясь изменить позу, поворачиваясь так, как будто хотела увидеть, правильно ли стоит лестница, затягивала работу как могла и, в итоге, одна из рук его оказалась прижатой между ног, а другая поддерживала ее зад.

Она незаметно скосила глаза, чтобы посмотреть, какое впечатление это произвело на него. Ей было слышно его прерывистое дыхание. Она удивилась той мысли, которая пришла ей в голову, что вызвала его возбуждение. Она подумала, что это могло ему понравиться, что, возможно, он впервые ощутил такое страстное возбуждение. До сих пор, возможно, не чувствовал, что девушка это женщина, и это случилось с ним впервые. Эта мысль и его пожатия возбудили ее. Постепенно она начала непроизвольно двигать бедрами. Его руки автоматически массировали ее тело. Тонкая ткань ее юбки скользила беззвучно вдоль гладкого шелка трусов. Она забыла о работе и стала притворяться, что боится упасть с лестницы. В ее руках был цветной рулон бумаги и она сделала вид, что рассматривает его, но парень отвлек ее и, пристально посмотрев на него, она словно почувствовала как влага потекла между ног и испугалась, что она просочится и сквозь юбку.

Я... Я полагаю, что это надо сделать так, ‑сказала она полная смущения, и сошла с лестницы.

Том уставился на носки своих ботинок. Маленькие капли пота катились по его лицу. У Лили перехватило дыхание, когда она опустила взгляд на его штаны.

Вот это должно быть штука, подумала она про себя, не веря своим глазам, Разве у парня его лет может быть такая штука?

В этот миг она, казалось, потеряла дар речи, и когда дрожь в ее голосе успокоилась, она попросила Тома поставить лестницу в другой конец помещения. Она не могла себя превозмочь, она смотрела, как он идет и чувствовала возбуждение. Он шел небольшими, шаркающими шагами, как будто вел мяч.

В следующие полчаса парень несколько раз переставлял лестницу, но делу это не способствовало. Лили развешивала ленты бумаги, парень держал ее трепещущие бедра и снова тер ее руками, доведя почти до оргазма. Наконец, когда работа была закончена, Лили вдруг сообразила, насколько это возбудило парня и его девственная натура заметно изменилась. Теперь, когда она смотрела на него он уже не краснел и не отводил глаз, держался менее скованно, почти свободно. Его рот был приоткрыт, глаза были влажные.

Пожалуйста, подайте мне еще шаров, сказала она, покачиваясь на ногах, и ленты, развернувшись, упали на ее руки, растянувшись от потолка до пола. Она наклонилась вниз, подняла один из бумажных фонариков.

Не могли бы вы посмотреть, как его лучше пристроить, Она играла своим голосом.

Парень стоял сзади и медленно гладил ее зад, вверх‑вниз. Лили перестала двигаться. В этот момент она испытывала удовольствие больше, чем он. Она почувствовала, что прижатый к ней сзади, его член, сильно напрягся и забивает ей юбку между ног. Она выпрямилась и повернулась к нему лицом.

Я... Я.., Начал он, В то время, как глаза его, казалось, ощупывали ее тело и смотрели сквозь платье.

Лили медленно расстегнула пуговицы, на которые впереди были застегнуты ее кофта и юбка. Затем, словно раскрываясь, она отвела полы назад и подоткнула их на бедра. Он вперился в ее обнаженный живот, черный кружевной пояс и тонкие шелковые трусы, сквозь которые просвечивал черный холмик между ее ног. Несколько секунд она демонстрировала ему свои интимности, а затем, весьма фривольно протянула руку и дернула молнию на его штанах. У Тома перехватило дыхание, когда его член выскочил из штанов. Лили с изумлением смотрела на него. С некоторым колебаниям она подалась навстречу парню, но тот беззвучно кинулся к ней, схватил ее, обнял за талию и лицом прижался к ее груди. Его бешенное нападение сковало ее, хотя она отдавала себе отчет в том, что произойдет дальше. Тело его двигалось неуклюже, а член прыгал взад и вперед между ее ног. Он обезумел, инстинкт сделал его смелым. Лили сняла одну из его рук со своей талии и потянула ее вниз между своих ног. Плотно прижав ее там, она подалась бедрами вперед, чтобы как можно лучше раскрыть свою развилину. Его пальцы проникли к ней, она почувствовала, как наполняются влагой горячие, скользкие губы, ощутила копну жестких волос, топорщившихся под его ладонью, и раздвигавшиеся складки, открывшие щель. Они смотрели друг на друга, играя руками и лаская друг друга. Бедра Лили сжали его руку, ее глаза расширились, полные губы были закушены, а затем застыли, растянувшись в чувственной улыбке. Ее тело зажглось пламенем неудержимой страсти. С члена парня стали стекать капли сока, которые катились по ее ляжкам, а головка у его штуки стала раздуваться, будто у молодого жеребца, прыгающего на кобылу. Вдруг он, как молодой жеребец, начал спускать горячие капли спермы на ее бедра. Сбросив руки со своей развилки, Лили схватила извергающий член и сунула головку, толстую, как сарделька, между нежных пушистых губок своей вагины, чувствуя, как прохладные капли орошают пылающее лоно. Вздрагивая, она сжала, входящий в нее член, и ее возбуждение возросло до взрывного, продолжительного оргазма он схватил ее и, как бы всю выжал. Онемев, она отшатнулась от парня. Он стоял к ней лицом, и она, широко открыв глаза, увидела его сморщившийся член, который выпускал последние капли спермы, падающие на его штаны. Она смотрела на него с удивлением и каким‑то странным восхищением.

Ну вот. Вы теперь настоящий мужчина, Сказала она, и словно спохватившись, он стал засовывать член в штаны.

Первый раз в жизни Томми ощутил, что такое настоящее высшее наслаждение.

Ты мне ничего не скажешь? Она протянула руки и откинула со лба его прядь волос, Томми, вы никогда не поймете, сколько удовольствия мне это доставило. Она придавала значение каждому сказанному ею слову.

Они продолжили работу и закончили украшать через полчаса. Лили нежно поцеловала парня в щеку и побежала по дороге, ведущей вниз к бару, где должен был ждать Ларри Ричардс.

Глава 2.

Войдя в дверь, она увидела его у стойки. Он курил сигарету и поднялся, когда она вошла.

Только не вздумайте мне говорить, что вы ходили в школу учиться, пошутил он, улыбаясь.

Пожалуй, я несколько старовата для школы, В тон ему ответила она, ‑

Что вы думаете по этому поводу?

Сдаюсь, сказал Ларри, поднимая руки, Надеюсь, вы мне простите эту шутку, Он улыбнулся, Где же, однако, моя девочка?

Лили сделала гримасу, Она не могла придти сегодня вечером. Она позвонила мне утром и сказала, что ей придется сегодня готовить пикник, все это к празднику окончания школы. А мне пришлось украшать школьный зал за нее.

Черт бы побрал этот праздник! Она и так много времени тратит на школу, чтобы заниматься еще и этим?

Подумайте Ларри, Сказала Лили, Не стоит так сердиться. Джейн очень сожалеет и обещает, что больше этого не случится. Ларри, саркастически мотнул головой, В следующий раз, возможно, не будет такой возможности, как сейчас. Раздосадованный, он, тем не менее, держался превосходно и выглядел красивым. Может быть, это лишь ее впечатление, подумала Лили. Во всяком случае, Ларри ей понравился.

Он был среднего роста, широкоплечий, с густой шевелюрой. Кое‑где в его волосах, блестело серебро, но это придавало ему вид человека из света, а его взгляд, так же, как богатство и умение завоевывать девичьи сердца, произвели на нее впечатление. Тем более, что его часто видели с девушками в ночных клубах Голливуда. Наверное, многие девушки расстались со своей невинностью, подумала она, прежде, чем он остановился на Жаннет.

Ладно, встряхнитесь, Попыталась успокоить его Лили, Джейн всегда ведь держит слово. Вы знаете ее...

Но, возразил Ларри, Именно по этому меня и удивляет ее поведение в данный момент.

Стыдитесь самого себя, Лили посмотрела на улицу, Скажите, это не ваш черный ягуар стоит вон там? Он вам еще не надоел? Вы не хотите поменять его на новую модель?

Нет, к тому же в гараже у меня и без того хватает работы. Я доволен и этой.

Отлично. В таком случае, пойдемте. Я надеюсь, вы отвезете меня домой? Она взяла его руку и повела, смеясь, к спортивной машине, стоявшей на пригорке.

Спустя несколько минут, они катились по шоссе к побережью. После поворота, Ларри покачал головой, Я всегда был уверен в ее верности и постоянстве.

Да, я знаю, что она часто бывает занята. Но ночью... Почему именно ночью?! Когда‑то, год назад, было такое же. Я думал, что мы поужинаем в городе, а тут все пошло кувырком.

Лили беспокойно ерзала рядом с ним, и в какой‑то момент, как‑то само собой получилось, что ее нога прижалась к ноге Ларри, все‑таки не судите о ней так строго, Ларри. Я знаю, она испытывает к вам большое чувство. Говоря откровенно, я не уверена, что у нее, раньше, были серьезные отношения с кем‑нибудь. К Тому же, она одна из тех девушек, на которых слишком большую печать наложила школьная чопорность.

Лучше помолчим, Сказал Ларри, достал из кармана пачку сигарет, и открыв ее, протянул Лили, Вы сегодня весь вечер мотались из‑за нее и вполне заслуживаете внимания с моей стороны. Вы хотели бы этого, Лили?

Я думаю, нашим отношениям с Джейн не повредит, если мы поужинаем вместе. В прочем, с ней все ясно. Черт возьми, она целиком занялась этим выпускным балом! Подумайте, Ларри, вы и Джейн, вы никогда не ссорились. В конце концов, от одного раза ничего не случится, иначе, вам лучше расстаться.

Вы правы, сказал он, сердито, Я давал слово больше не встречаться с ней. Поверьте, она даже пальцем не давала прикоснуться к ней. Нет конечно мы любили пообниматься, но дальше того, дело не шло. Временами, я приходил к мысли, что она, может быть, просто холодная женщина.

Джейн холодная?! Эта мысль показалась Лили забавной. В своей жизни, она никогда не знала холодных женщин, и Джейн вряд ли была такой. По крайней мере, Лили не представляла себе этого, поскольку зов секса наполнял ее. При этом, она узнала кое‑что, за последние пять лет, но никогда прежде, она не была столь возбужденной, как теперь.

Это не так просто, продолжил Ларри,В этой девчонке много странного.

Бросьте это, Ларри. Вы жалуетесь, как неудачный любовник. Вы ведь не хотите жениться на девственнице!? Она расхохоталась.

Пожалуй, нет. Можно представить себе опасность такой женитьбы, которая заключается в Том, что придется потратить полжизни на подготовку жены для настоящей супружеской жизни. В конце этой половины, будет испытываться уже охлаждение к ней и разочарование. Такое не для меня. А Джейн именно из таких. Я ведь очень горячо настроен по отношению к ней, но, вместе с тем, проявляю максимальную сдержанность. Физически это изматывает меня. А может быть это происходит потому, что она не понимала чего я хочу от нее?

Лили криво усмехнулась, Вы не правы, Ларри, мужчина может быть возбужден, а это действует на любую девушку, если бы она знала, как поступить в этом случае. Возможно это происходит у нее с другим парнем?

Он пожал плечами, Но я не спускал с нее глаз. Я бы хотел, чтобы это для нее плохо кончилось, чтобы перестать, наконец, беспокоиться о ней.

Лили улыбнулась, но не столько его мальчишескому упрямству, сколько его мнению, что он не может очаровать другую девушку.

Гуляй, да посмеивайся, Мрачно сказал он, Но, ведь это правда. взять вас, например. В вас привлекает и ум, и сексуальность. Определенный сорт девушек любит только пошутить; иногда, они не прочь и сработать налево. Другие чертовки любят заниматься любовью и готовы в любую минуту затащить тебя в постель. Но, что касается меня, Лили, я считаю вас и привлекательной, и хорошим другом. Я мог бы водить вас за руку как сестру, и не испытывать к вам страсти как к женщине. Может это признак безумия?

Я уже и не знаю, как воспринять ваши слова: как комплимент или как оскорбление, сказала она игриво. Разумеется, она и не думала воспринимать это как насмешку. Она пыталась осмыслить его слова и решила, что, пожалуй, еще до наступления ночи мистер Ларри выполнит свое слово и возьмет ее за руку.

Солнце уже опустилось в Тихий Океан широким, сплющенным, странным шаром, когда Ларри развернул свой автомобиль на верхнюю дорогу, и они стали подниматься в гору, а затем остановились.

Было бы не плохо перекусить, сказал вдруг Ларри, после раннего завтрака, у меня во рту не было ни крошки.

Совершенно неожиданно перед ними появился ресторанчик с сэндвичами и холодным пивом. Лили включила радио и поймала джаз.

Черт возьми, я не подумала об этом. А как же мы вернемся в город ночью, Ларри?

Насчет этого не волнуйтесь. Я думаю, вы не будете против, если мы поедем в Бамбо‑клаб, и посмотрим там сегодняшнее представление.

В самом деле, я собиралась туда сходить. Может вы уделите мне время? Вы отлично можете поехать туда на машине, а Джейн может отвести машину завтра вам обратно.

Он немного подумал, Хорошо, я знаю, Мейта Грир там кое‑что устраивает. Он мне сообщил, что в субботнюю ночь у него будет новое представление. Понимаете, как бы мне хотелось быть там и посмотреть, что он еще придумал.

Лили слышала о Меите Грире и его постановках: он основал в Бамбо‑клабе одно из самых злачных мест Голливуда, где собиралось все высшее общество. Известнейшие кинозвезды, продюсеры собирались туда на досуге поболтать друг с другом, а кроме того, место это стало весьма знаменито всякого рода сексом. Лили хотелось узнать какие‑нибудь подробности, прежде, чем принять предложение. Во всяком случае, газеты что‑то умалчивали об этом клубе.

Нет, сказал он, Я не знаю, что там делается. Черт возьми! Только не следует говорить об этом Джейн, она этого не поймет.

Конечно, ответила она и добавила, Хотя мне, действительно, следовало бы пошантажировать вас немного. Вы ведь знаете об этом клубе.

И вы это сделаете? нахмурился он.

Молчите, должен же быть и у вас разум.

Бог мои! Ведь там нечто иное, чем оргии. Все невротики из Голливуда толкутся там.

Вероятно потому, что там интересно, сказала Лили, кроме того, если это столь безнравственно, то как же вы туда пойдете?

Если я туда пойду, ответил он, Я напускаю на себя, в таких случаях, строгий вид. Хотя большинство из этих веселых парней, насмотревшись там, сами начинают раздеваться догола, а таким девочкам, как вы, это не очень‑то нравится.

Такие слухи только распаляют воображение, сказала она, глядя на него большими, невинными глазами, Скажите, а действительно там происходит...

Черт возьми! Вы не представляете себе, что там происходит. Самое злачное место для голливудских компаний. Там и звезды, и продюсеры, и все, что хотите. Все приезжают туда посмотреть друг на друга. Кроме того, они не прочь укрыться там от миллионной публики, ведь им поклоняются, как идолам. Их желания ограничиваются тем, чтобы стоять в зените славы, когда их фильмы приобретают ужасный невротизм, от которого эти люди пытаются освободиться, но лишь укрепляют его. Компания Меита, по мере возможностей, способствует этому. Во всяком случае, им это нравится. Там каждый может делать все, что ему вздумается и что он хочет, нет никаких барьеров. Если у вас есть потребность стать диким зверем пожалуйста, может быть вы в этом образе станете счастливее. Если вы хотите развить в вашей фантазии самые дикие желания, пробудить к жизни свои инстинкты вступайте в партию Меита!

Лили задумалась, погладила руку Ларри, и вдруг сказала, без тени колебаний, Устрой мне это, Ларри.

Он удивленно посмотрел на нее, затем посигналил и заказал подошедшему официанту пиво и сэндвичи. Когда тот вернулся с пивом и бутербродами, Ларри поставил поднос у заднего сиденья и отослал официанта. несколько минут они пили молча, наслаждаясь музыкой. Маленькая лампочка бросала на них неоновый свет.

Скажи, ты сделаешь это? спросила Лили с легкой улыбкой и посмотрела на Ларри загоревшимися глазами.

Настойчивость Лили несколько удивила его и ему захотелось узнать насколько это желание искренно. Он поставил пустой стакан на поднос и повернулся к ней.

Послушай, Лили, медленно произнес он, это надо сделать по‑умному. Любая девушка, попадая в это чертово место, должна твердо решиться на все. Ты понимаешь, каждый парень готов на это. Тут надо сначала поднатореть кое в чем, только тогда можно туда показываться. Я был бы последним парнем, если бы не предупредил заранее тебя, или Джейн, или любую другую девушку, прежде, чем направиться к Меиту. Лили надулась. Ты за кого меня принимаешь? Прежде всего, ты должен знать, что я хотела бы приобрести кое‑какую квалификацию, подходящую для клуба Меита.

Ну и отлично, Лили. За этим дело не станет.

Ты действительно хочешь узнать, чего я стою в постели, Ларри? шепнула она и слегка повернувшись, вытянулась и прижалась к нему всем телом. Я хочу, ее рука скользнула вдоль его бедра. Он вздрогнул, как будто она ущипнула его.

Послушай, Лили, может быть не стоит, я...

Девушкам нравится это больше, чем мужчинам. Ты не должен быть таким жестоким.

О боже! Оставь это, подожди... Слова готовы были вырваться из его груди, но где‑то застряли, он смешался. Он попробовал удержать ее руку, но собрав все свои силы, почувствовал, что не может противиться ее натиску.

Ведь у нас есть время, не правда ли? Было бы неплохо... Разве ты не хочешь этого от Джейн?

О боже! Вздохнул он, и вдруг, обхватил ее плечи, крепко прижал к себе. Его губы коснулись ее губ, он почувствовал, как ее язык, дразня и лаская, входит в его рот. Она обхватила его лицо руками, потом отклонилась и посмотрела ему в глаза.

Но ты снова хочешь оттолкнуть мою руку? Ты не хочешь меня? шепнула она, задыхаясь от страсти. Тогда он сказал ей, Нет, Лили, не здесь. Поедем куда‑нибудь...

Глава 3.

Дорога, освещенная фарами, бежала под откос. Ларри до отказа выжимал акселератор. Несколько минут неслись вдоль густых сосен, за которыми виднелся берег. Машина взлетела по откосу и остановилась возле небольших посадок на шоссе.

Никогда бы не подумала, что здесь мы найдем комнату, Улыбнулась Лили. Он приник к ней и поцеловал ее губы.

Ларри, подумай, мне все‑таки страшновато. Ты хочешь сразу же? Не болтай, сказал он и его рука скользнула по ее телу, ощущая теплоту и мягкость. Он коснулся ее груди, обхватив ее ладонями, сжал и она, закинув руки на его шею, прижалась к нему, особенно, когда его руки начали знакомится с ее телом. Рука прошла по ее ногам, скользнула по бедру и завернула юбку. Он погладил ее живот, спину и то, что было скрыто под материей. Спустив платье с плеча, он расстегнул лифчик. Она пошевелила плечами и вытащила его. Обнаженная грудь Лили теплая, мягкая возбуждала его. Он сжал ее и потом начал ласкать кончиками пальцев соски, пока они не напряглись и не стали твердыми. Ее бедра вдруг напряглись, задвигались, как бы в стремлении обхватить его. Склонив голову, он впился в ее губы, схватив их, слегка кусая. Ее тело извивалось, билось в его руках. Он поцеловал ее еще раз, затем стал сосать ее губы, запуская свои язык ей в рот. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы слились в долгом, страстном поцелуе.

Он уже твердый, Ларри, прошептала она ему на ухо, Хороший и очень твердый.

Боже, пробормотал он.

Покажи мне, она настаивала, поворачиваясь к нему лицом, но продолжая сидеть у него на коленях. Он взял ее руку, прижал к себе между ног. Улыбаясь, Лили ощутила вздрагивающее тело. Она почувствовала, как оно напряглось. Прерывистое дыхание Ларри со свистом вырвалось сквозь его стиснутые зубы.

Я люблю, когда у мужчин он возбужден и горячий, мурлыкала она.

А ну‑ка сделай так, как будто ты его доишь. Он дернул молнию штанов... Она застряла. Он рванул ее, торопясь. Его член выпрыгнул наружу. Лили занялась им и рассматривая, стала гладить его рукой. Пробежав пальцами по всей длине, она оттянула кожу и увидела толстую, красную головку, с каплей на конце. Лили медленно водила рукою по этой игрушке и дыхание участилось. Она причиняла ему невыносимую пытку, разжигая его желание, пробуждая дрожь во всем теле, которое стало передаваться и ей. Внезапно он бросился на нее, обхватив руками ее зад.

Нет, Ларри, потерпи, пожалуйста, дорогой... Я хочу до конца, и она притянула его голову к своей обнаженной груди. Теперь, двигая рукой по члену, она чувствовала, как он убыстряет игру и ласку с ее сосками.

Уже большой, Ларри, твердый, Она мягко подалась своими бедрами навстречу ему. Его же язык двигался по ее напрягшимся соскам. Вдруг, его бедра сжали ее руку. Она почувствовала, как что‑то теплое закапало ей на руку. Вскрикнув, Ларри отпрянул, вырывая член из ее рук, задыхаясь, Боже, стой... Я уже...

Рука Лили провела по его черным, курчавым волосам, они были все мокрые. Она вытерла его краем рубашки.

О, Ларри, ты, действительно, так возбужден?

Боже мой, ты еще спрашиваешь, Он откинулся и тут увидел тени на ее лице, отсвечивающий контур ее груди и струившиеся по ее плечам, черные волосы.

Мне кажется, ты действительно возбужден. Ты понимаешь, что я имею в виду? Я люблю, когда мужчинам нравится это, и когда их штука становится ужасно горячей. Я страстно хочу этой штуки, я ведь тебе тоже приятно от этого, Ларри? И снова принялась играть его членом, дразня его, будто стараясь повторить всю игру сначала. Она давала ему почувствовать крепкое пожатие ее руки. И это как раз то, что девушки любят больше, чем что‑либо иное. Она изогнулась, касаясь губами его уха. И любая девушка возбудится от этого, если мужчина будет подходящим.

Скажи, Лили, я должен что‑нибудь тебе сказать?

Что ты, Ларри. Ты бы не удивился, если бы я попросила тебя кое о чем?

Лили, клянусь, я это сделаю. Она прижалась к нему плотней, Ларри, Сказала она, задыхаясь, Ларри, я была бы счастлива, если бы... Если бы... Там, поласкай меня ртом.

Едва она произнесла эти слова, его рука скользнула вниз, к ее бедрам. Большим пальцем он отодвинул резинку ее трусов, двинулся дальше вниз по ее округлостям бедер.

Нет, не так, поспешила добавить она, Ты должен сделать это ртом. Он неуклюже скорчился на переднем сиденье, чертыхаясь, пока не вылез из‑под руля, и не выпутался из педалей. Она пошатнулась и открыла дверку. Он вылез, а она легла на сиденье так, что ее ноги свесились из кабины наружу, спустившись в высокую траву. Она широко раздвинула ноги. Шелковые трусы плотно обтягивали ее зад и плотные бедра. Он прильнул к ней, охватив ее тело руками, и чувствуя ее плотную спину округлые плечи, мягкие волосы. Он склонился над ней, целуя каждый кусочек ее тела, каждый изгиб. Продвигаясь все дальше и дальше, он положил руку на ее бедро и большим пальцем скользнул под резинку. Он стал гладить ее пупок. Ее живот завибрировал под этой лаской, возбуждал его еще больше. Ощущение сладости и желания возникли у нее. Ее вагина начала приятно пульсировать а его язык ласкал ее, следуя изгибам ее живота, а ноги Лили ощущали прикосновение его тела. Она чувствовала, как весь ее канал наполнялся влагой. Мягко она откинулась на спину, одной рукой она массировала грудь, играя кончиками сосков указательным пальцем. Ларри стоял на коленях опустив голову между ее ног. Кончик его языка непрерывно вращался вокруг эластичных холмиков, прикрытых шелком. Его ноздри ощущали острый запах ее лона. Он захватил ртом легкий шелк ее трусов и почувствовал под ним мягкий, податливый комочек. Он жаждал коснуться глубже, стараясь пробраться через то место, где край материи врезался в ее тело. его пальцы стали открывать ход к ее нижнему рту, щекоча, лаская его, гладя длинные холмики, ощущая влагу, дразня, возбуждал ее. Он не щадил ни одной пяди ее тела. Всего касались его губы. Он лизал, ощущал языком и обхаживал каждую частицу, особенно, напрягшийся холмик между ног, будто хотел попробовать на вкус всю ее. Из ее горла вырывались сдавленные вскрики, тело ее извивалось, дрожало и ее туфель втыкался в землю. Он обхватил ее ноги, поднялся, его ладони сжимали ее зад. Она прижалась к нему бедрами, а он возбуждал ее, водя языком по низу ее живота. Она стала инструментом в его руках, на котором он играл мелодию, отзывавшуюся в каждом ее нерве. Лили потеряла голову от страсти, охватившей ее. Когда он стягивал ртом трусы между ее ног, у нее перехватило дыхание. Извиваясь, она подавала свою вагину ему навстречу, испытывая постоянные таинственные муки, и вместе с тем, дикое наслаждение от натиска его губ. Она уже больше не могла играть со своей грудью. Руки конвульсивно вцепились в сидение, собирая в складки скрипучую кожу. Она почувствовала, как напрягается ее клитор и стал твердым. Она, как бы случайно, коснулась через шелк трусов и стала играть с ним. Необычайное чувство приводило ее в исступление.

Боже господи, вот это страсть! Подумал Ларри, дрожа от возбуждения его губы с еще большей силой прижались к ней. Как одержимый, он стал водить ими по ее лону. Он стремился проникнуть все глубже, устраняя препятствия на своем пути. Это было уже слишком для него: видеть ее раздвинутые ноги, касаться подбородком влажных трусов, видеть эти капли, проступающие сквозь шелк. Преисполненный страсти, он рванулся к щели, как бешенный, и зарылся лицом между ее ног. Лили стонала полулежа на сиденье, откинув голову, напрягая ноги и двигаясь навстречу ему. Она испытывала огромное наслаждение, ее глаза были полузакрыты, а рот широко открыт. Бессвязно вырывалось из ее груди, Да, да... О, Ларри, дорогой, как чудесно, чудесно... ООО. Ее дрожь передавалась ему. Его язык скользил вдоль губ, погружаясь в складки шелка, влажные от выделений, обтягивающие трепещущую ямку, касаясь мягкого пушка вокруг складок, и стремился прорваться так далеко, насколько он доставал. Ларри ощущал каждый изгиб ее петушка и маленький комочек, в верхней его части. Ее ноги, содрогаясь, вдавливали его голову. Между губами и ее щелью, все же была преграда.

Скользкий шелк, но он был слишком возбужден, чтобы оторваться и отодвинуть его в сторону. Теперь, он уже не мог остановиться. Движения языка становились все энергичнее. Он старался проникнуть все глубже, до внутренних губ и каждым движением, будто электризовал ее. Эта дикая работа языком, наполнила его острым, щекочущим чувством. Он уже не мог остановиться, хотя бы под угрозой смерти, он был слишком увлечен.

Маленькая твердая шишечка трепетала в его губах. Временами, захватывая ее, и катая языком, он как бы ощущал проскакивающие электрические разряды, между кончиком языка и клитором, словно между ними не было никакого шелка, препятствующего непосредственно контакту. Вдруг, руки Лили сжали его голову с обеих сторон.

Не двигайся, прошептала она.

Твердая шишечка была стиснута его губами. Это длилось всего лишь несколько секунд, но эти секунды, он каждым нервом ощущал дрожь ее тела, и, как только, оно замедлило движение, он почувствовал это, по изменившемуся движению щеточки ее волос. В этот миг, клитор напрягся между его губ. Лили, с полу стоном, полу вздохом, плотно сжимая бедра, стала описывать ими похотливые движения, крепко прижимаясь клитором к его губам. Оргазм сотрясал ее несколько раз, внезапно прорываясь и раздувая ее влагалище, растекаясь потоками жгучего наслаждения по всему ее телу, пронизывая ее насквозь, щекоча и возбуждая, вместе с тем, утоляя и успокаивая ее страсть.

После этого, она притянула его к себе и покрыла поцелуями его влажное лицо. Но, никакие знаки благодарности не смогли бы передать то восторженное чувство, которое она сейчас пережила. Вряд ли она смогла бы найти слова, которые выразили бы, с достаточной точностью, доставленное ей удовольствие: Ларри поцеловал ее, понимая это. Он влез в машину. Она прильнула к нему и почувствовала, как напряжен его член. Она засунула руку в его брюки, провела по раздвоенной головке, и затем, поглаживая его штуку сверху вниз, по всей длине, прислушалась к дыханию Ларри.

Как это удивительно, сказала она, И вы удивительны. Я чувствовала, что вам было приятно, когда вы делали мне это, Она несколько раз провела рукой по головке его члена.

Ларри вытянул ноги перед собой. Хорошо, приятно, прошептал он, как будто что‑то его сосет, подумала Лили. Она улыбнулась и изменила способ ласки, двигая ладонью по чувствительным местам снизу головки. Никто не говорил ей, как это надо делать, но инстинктивно чувствовала, что мужчины приходят в восторг от такого массажа, поэтому, она ласкала член, стараясь довести его до оргазма. Это почти удалось ей, когда она проделала вращательные движения ладонью, останавливаясь, как говорится, у самого порога. Она могла бы продолжать эту сладкую пытку и, тогда этот предмет забился бы в агонии, признаки этой страсти были налицо, из головки члена сочилась влага и теплые капли капали на ее ладони и его трусы. Она усилила свои движения, еще больше возбуждая его. Это вызвало в нем дрожь, но не настолько, чтобы довести пытку до конца. Тогда она отдернула руку, быстро сняла с себя трусы, навалившись на него, вытащила его огромный член наружу. Медленно расстегнув его брюки, она села к нему на колени и его член уперся в нее. Ларри схватил ее и стал насаживать на свои член, и без особых усилии обоих, эта пылающая свеча прошла свой сладостный путь. Лили обезумела, она яростно целовала его лицо, шею, впилась в него зубами, и еще больше возбуждала от этого.

Ларри извивался под ней, затаскивал ее обнаженные бедра на себя так, что она опиралась коленями о сиденье. Она раздвинула бедра шире и, трясясь от возбуждения, как бы навинчивала свою наготу на его член. Она приподнималась и опускалась, вращаясь, напрягая каждый мускул своего тела, будто жадным ртом сосала и лизала огромную толстую свечку. Ларри, схватив руками обе половинки ее зада, помогая ей направлять ее движения. Он провел рукой вниз и его пальцы коснулись нежных губ, ощутили короткие влажные волосы, окружавшие жаркую щель, которая то раскрывалась, то закрывалась в такт опусканиям и подниманиям Лили. Лили нащупала сзади себя кнопку выключателя, щелкнула им, и машина наполнилась светом. Улыбка скользнула по ее лицу, когда она увидела, как Ларри уставился на плотный куст волос между ее ног. Она медленно изогнулась и ее щель предстала перед его глазами, блестящая от их смешанного сока. Выгибаясь, она давала ему возможность видеть, как он загоняет в нее свои член, и она видела, какое удовольствие он испытывает от этого.

Она подготовила его к концу и, в ожидании этого, насаживалась на него все энергичнее. Когда она заметила, что он возбуждается все больше, что его глаза не отрываются от ее щели, а дыхание со стоном , лицо исказилось гримасой наслаждения и пот катился по лицу. Чувствовалось, что ему необходимо напряжение всех сил, чтобы кончить самому.

Я сделаю все, чтобы ты ни захотел, Ларри.

Он не ответил, дыхание рвалось из его груди, будто он пытался ответить, и не мог. Лили взглянула на его лицо, дрожа от каждого нового ощущения, измеряя удовольствие тем, что она вызывала, оценивая его состояние потому, как открылось ей сокрытое. Она ловила признаки этого изменения в линии его губ, блеска глаз, раздувающихся ноздрях, напрягшихся мускулах. Внезапно она напрягла мышцы вагины, Ларри вздохнул и из угла его рта закапала слюна. Его руки сдавили ее, сжимая ее напряженное тело. И, наконец, она ощутила его бешенный толчок. Вращая живот, она двигалась вверх‑вниз, прижимая свои бедра к его ногам, и чувствуя горячую струю внутри вагины, она как бы доила его, усиливая обоюдный оргазм. Прежде, чем он кончил, она сама прильнула к нему, испытывая удовольствие, стараясь проглотить весь сладкий член ртом своего живота, и коченея от блаженства. Ларри теперь твердо знал, что она ему больше не откажет.

Он, словно, посмотрел фильм о том, как это произошло. Лили оделась и к ней вернулось невинное выражение лица, которое ввело его в заблуждение. Так или иначе случившееся было хорошим началом. Вряд ли его язык мог повернуться и спросить, хорошо ли она себя чувствовала, как ей было. Она превосходно поняла это и прижалась к нему, пока он поправлял одежду.

Какой ты замечательный, Сказала Лили, разглаживая складки на юбке и коснулась губами его руки. Он развернул машину и они помчались до шоссе. Это было здорово... Сказала она. Он наклонился к ней и провел рукой по ее бедру. Что это ? Она, стесняясь, шлепнула по дерзкой руке. Компания Мэита Грира, спокойно ответила она. А, это... Ну, нет! И все же, Ларри... она улыбалась ему, Если вам положить руку еще раз, я, надеюсь, вы направите машину туда? Окей, маленькая дьяволица, усмехнулся он, даю слово.

Глава 4.

Только узкий луч света из окна гостиной осветил их, они остановились перед маленьким красным домиком.

Джейн, наверное, дома, сказала Лили, медленно оправляя платье, ты зайдешь?

Ты что, ребенок? Испортишь все дело. Скажи ей, что я... Нет, скажи ей, что мы вместе поужинали, а затем я пошел на свидание, на деловое свидание. И, черт возьми, не вздумай ей протрепаться про Бамбо‑клаб. Скажи, что я позвоню ей завтра.

А, что сказать ей насчет нашей договоренности о завтрашнем дне?

Во всяком случае Я буду в клубе. Ты будешь днем дома? Я забегу и мы поваляем дурака.

Лили сказала, что она не против и они расстались. Ларри развернул и погнал машину, удивляясь про себя, как это он сам навязался ей.

Когда Лили открыла дверь и начала красться в гостиную, Жаннет сидела на тахте и отчаянно вязала.

Привет! Мне показалось, что остановилась машина?

Соня, сказала Лили и пошла в ванную, увертываясь от ответа Жаннет потянулась, проведя рукой по своим пышным волосам. Она была отлично сложена, ее тело отливало загаром. После обеда она ходила в парк и, на первый взгляд, ее можно было принять за обычную девушку, о которой ничего определенного не скажешь. Она была тоненькая, с блестящими зубами и вздернутым носиком, покрытом веснушками. Кто бы мог определить сколько ей лет? Одно лишь мог угадать мужчина при виде ее форм, подчеркнутых плотно облегающей курткой из голубого сатина ее страстную натуру. Она достала сигарету из пестрой коробки, лежащей на столе, и аккуратно закурила, задумчиво постукивая по ней ноготком.

Как у тебя прошло в школе? Спросила она.

Чудесно, просто великолепно, Прокричала Лили из ванной, И Томми, и я, мы пришли в одно время, а там время даром не теряли. Жаннет глубоко затянулась. А Лари ты видела?

Чего‑чего? ...да, прокричала Лили, пустив посильнее воду, которая с шумом заполняла ванну. Он пригласил меня поужинать. Я подумала, что в этом нет ничего плохого и согласилась. К Тому же, я весьма устала, Она старалась придать своему голосу равнодушный тон.

Ну и надымила ты, Лили надела на ноги мексиканские сандалии. Он пригласил тебя? Процедила сквозь зубы Жаннет. Чего ты хочешь? Чтобы я сказала, что я пригласила его к себе на ночь? Я не хотела бы неожиданных сюрпризов, Жанет признесла это с заметным ударением. А разве все мужчины одинаковы? Продолжала она У всех одно на уме. Ты считаешь секс? Конечно. Ну и что из этого?

Ах, Лили... Жанет нахмурилась и говорила с таким видом, будто делала выговор неразумному ребенку, Я не хотела бы, чтобы ты приобрела такой же образ мыслей, лицо ее передернулось, Им бы все полапать, да так и тянет схватить за грудь, ущипнуть тебя где‑нибудь еще.

Совершенно точно, все парни только этим и занимаются, Лили с независимым видом пожала плечами. Я думаю, что для настоящего парня, чувствующего себя мужчиной, это вполне естественно.

Я смотрю, Лили, твоя точка зрения несколько отличается от моей. наверное, это потому, что мы с тобой по‑разному относимся к мужчинам. во мне сидит одно качество, которое я не в силах изменить. Как бы тебе это объяснить... Я чувствую, в себе нечто более, нечто вроде прилива. Во всяком случае, не беспокойся, если это от меня убегло, я была бы совершенно безразлична к ним, она улыбнулась, явно желая переменить тему разговора на что‑нибудь другое, и добавила Однако, как насчет пары чашечек кофе, он уже как будто подогрелся, И не дожидаясь ответа Лили, она вскочила и побежала на кухню мурлыкая себе что‑то под нос.

Лили уселась на тахте и закурила. Через минуту Жаннет вернулась, неся на подносе сэндвичи и кофейник. Они разговорились о планах на вечер. Жаннет поделилась своими трудностями, связанными с организацией пикника. Она была очень рада, что еще неделя, и начнутся школьные каникулы. Наконец‑то будет время смотаться куда‑нибудь на субботу и воскресение! Что ты будешь делать в воскресенье? А где ты будешь завтра ночью? моментальными контр вопрос поверг Лили в смущение, Когда? Я... Да у меня есть кое‑какие планы... А... В голосе Жаннет прозвучало разочарование. Почему ты... Я удивляюсь, я думала, что мы пойдем в город или еще куда‑нибудь и вернемся попозже. Но тут надо кое‑что уточнить. Может устроить и другой уик‑энд. Извини меня, Жанет, если бы я знала... Но ничего, все будет отлично. Лицо Жаннет прояснилось, Я думаю, еще одна неделя, и мы сможем распланировать все вместе. Она зевнула и пошла к Лили. Но я, все‑таки сегодня столько переделала... Деловая девочка? Самое время сейчас пойти поспать. Я тоже хочу, сказала Лили, но, мне не хочется слезать с тахты. Она докурила сигарету, потом встала и пошла в ванную. Жаннет уже взяла настольную лампу. Лили на цыпочках остановилась, разыскивая свою пижаму или что‑нибудь из ночного белья как вдруг услышала как Жаннет заохала, Лили, у тебя по всей спине красные пятна! Лили повернулась к ней с пижамой в руках, она чувствовала себя неловко. Я конечно, еще не научилась учитывать солнце, когда хожу на пляж запинаясь ответила она.

Нет, нет, Жаннет выпрыгнула из кровати и подскочила к Лили, впившись в нее взглядом, Я смотрю, здесь дело не только в солнце. Тут тебя явно расцарапали, и даже кровь осталась.

Лили не очень хотелось, чтобы эти следы Ларри на ее теле были замечены Жаннет, и, поэтому она старалась их скрыть как могла. Но Жаннет была очень любопытна.

Ну‑ка, ложись, я попробую чем‑нибудь тебя смазать, чтобы не попала инфекция. Послушай, Жаннет, у меня все в порядке. Может быть не надо? Сейчас не время возражать, Лили. Ложись, я осмотрю тебя везде. Это надо сделать обязательно. Черт возьми! Если ты будешь растирать меня все время, ты меня совсем избалуешь. Жаннет улыбнулась, велка, ложись на животе, Приказала она, взяла банку и окунула туда свой палец. Лили повернулась и закрыла глаза. Жаннет растерла мазью ее плечи и стала массировать их ладонью.

Если она не заметит кое‑каких следов, оставленных Ларри, то все будет в порядке, подумала Лили. Она не хотела, чтобы между ней и подругой встал кто‑нибудь третий, даже ее приятель. Все же было обидно. С одной стороны, она чувствовала себя виновной, а с другой стороны знала, что, по совести, она ни в чем не виновата. В какой‑то момент она даже перестала думать об этом. Успокаивающий эффект крема и массажа навел на нее дремоту. Она почувствовала себя плывущей в воздухе, так мягко и спокойно... Жаннет наклонилась и поцеловала ее спину. От неожиданности Лили как бы проснулась, но продолжала лежать не шевелясь. На какой‑то момент она почувствовала в себе приятное возбуждение. Может она действительно спала? Губы Жаннет снова коснулись ее тела. Теперь Лили уже не сомневалась, что это ей не почудилось она повернулась. На лице Жаннет было написано смущение, но глаза ее, устремленные на Лили, горели. Я... Я думала, что тебе это поможет, запинаясь произнесла она.

О, пожалуйста, пожалуйста, забудь о моем присутствии, сердце Лили смягчилось, когда она заметила выступившие на глазах Жаннет слезы Все в порядке, ободрила она ее, продолжай.

Жаннет подавила рыдания и сжала руку Лили, Это потому, что нам было так чудесно, слезы снова брызнули из ее глаз и она прервалась на полуслове. Эти слезы, ласки, слова все задевало в Лили какую‑то струну и выворачивало душу.

Да, все в порядке, Лили обняла Жаннет за плечи, не думай плохо, все чудесно. Продолжай, мне было приятно. Я ни о чем плохом не думаю. Под воздействием успокаивающих слов Лили состояние ее подруги улучшилось.

Ты, ты, действительно, не думаешь ничего плохого?

Конечно нет, Джейн. Слушай, кончай ты это нытье и скажи мне толком, в чем дело?

Жаннет колебалась, но, видимо, наконец решила облегчить себе душу признанием, не желая, однако, еще раз показать свою слабость. В ней словно что‑то прорвалось, она бросила на Лили поток слов.

Ты знаешь, Лили, я тебя очень люблю. Я люблю тебя с первого дня, когда мы встретились. Я пыталась тебя забыть, хотела даже расстаться с тобой, но у меня не было сил на это, я не могла. Ты живешь во мне. Это мученье, видеть тебя днем и ночью, каждую минуту наблюдать за тобой, слышать твой смех, видеть твою улыбку, уходить от тебя каждую ночь. Когда я прихожу домой, меня так и тянет припасть к твоим коленям сделать для тебя все что угодно, лишь бы ты была счастлива. О, Лили, и сказать, как я люблю тебя, как я готова для тебя на все. Я готова как это ужасно! И вот почему я не в состоянии иметь что‑нибудь с Ларри, поскольку это разлучает нас. Я жду, я хочу лишь тебя!

Ее слова взволновали Лили. Она и не предполагала, что Жаннет испытывает по отношению к ней какие‑то чувства. Она была слишком слепой до этого, ничего не искала, ничего не думала. С ее глаз будто спала пелена. Она повернула Жаннет к себе лицом и краем полотенца вытерла ее газа, ее заплаканное лицо.

Прости меня, Джейн, я не знала этого. Тебе поможет, если мы ляжем в одну кровать и будем ласкать друг другу?

О, Лили! произнесла Жаннет и бросилась ей на шею, как ребенок, это будет восхитительно, И прежде, чем смогла что‑либо добавить, Лили схватила и прижала ее лицо к своей груди. Затем их губы соединились и Жаннет трепещущими руками обняла нагое тело Лили, страстно целуя ее. Лили почувствовала, что вряд ли будет сожалеть о том, что произойдет между ними. Она как‑то сразу возбудилась и, насколько могла, старалась освободиться от своей внутренней связанности, стараясь в тоже время объективно оценить свое отношение к создавшейся ситуации. С первого поцелуя Жаннет преобразилась, ощутив в себе просыпающегося зверя. Она схватила грудь Лили обеими руками и прильнула ртом к соску, стараясь втянуть его в свои рот как можно больше. Лили вздрогнула, когда почувствовала как Жаннет куснула и прищемила сосок зубами. Сосок напрягся и эта боль стала отзываться нестерпимым щекочущим чувством между ее ног. Вспомнив, как приятно это было, когда Ларри ласкал ее также несколько часов назад, Лили тут же распалилась, и сказала самой себе, что не против получить такое же удовольствие, какое Жаннет ожидала для самой себя.

Она уже готова была отважиться удовлетворить Жаннет, но в тоже время понимала, что и сама хочет наибольшего физического удовольствия, и именно обычным, а не насильственным способом.

Жаннет шептала, как чудесно, как возбуждающе тело Лили, и с каждым словом ее руки все энергичнее ласкали тело подруги, дразнили ее кожу легким прикосновением пальцев, словно это были крылья бабочки. Лаская бедра Лили, ее бока, массируя их руками, Жаннет наслаждалась ею, как бесценным сокровищем, требующим самого осторожного и нежного обращения, чтобы не повредить ее красоту. Эти нежности и ласки словно пробудили Лили и она сама стала гладить руки и плечи Жаннет, которая в ответ на это покрыла ее тело поцелуями. Затем, воодушевленная Жаннет спрыгнула с кровати, срывая с себя пижаму, словно одежда жгла ее розовое, стройное тело. Лили, словно впервые, рассмотрела ее стройное хорошо сложенное тело, ее сильную, вздымавшуюся грудь, но немного меньшую, чем у нее самой, и похожую на свежий апельсин, не тронутый рукой.

Она видела гладкий живот, стройные длинные ноги, тонкую талию танцовщицы, так мало подходящую школьной учительнице, волосы между бедер светлые и курчавые, топорщились золотистыми холмиком. И тут Лили почувствовала, как взволновано забилось ее сердце и что‑то защекотало ее горло. Под этим пучком она ясно увидела маленькую красную головку небольшого члена. Она остолбенела на секунду и застыла. Жаннет накинулась на нее, обхватив руками и ногами. Лили удивилась какому‑то новому смущению, которые вызвали у нее девичьи поцелуи. Ласкающие руки Жаннет приятно ласкали, дрожь пробежала по спине Лили.

И прежде, чем она поняла, в чем истинный смысл этих наслаждении, этого воссоединения тел, она почувствовала то, что ей казалось, она не должна была бы почувствовать. Она не могла остаться пассивной. Она схватила голову Жаннет руками, повернула ее лицо к себе. Их губы впились друг в друга, язычок Лили стал двигаться туда и сюда, все более возбуждая подругу. Руки Лили гладили тело Жаннет, чувствовали напрягшиеся ее груди, играли ими. Лили дразнила эти возбужденные соски, вводя их между большим и указательным пальцами, как это делал ей Ларри. Дыхание Жаннет стало учащаться, и она застонала, усилив свои ласки и поцелуи, распространив их по всему телу Лили, изогнувшемуся от внутреннего напряжения. Освободив вдруг одну руку, Лили умело просунула ее между бедер Жаннет, и радостно вскрикнула, раздвинув пальцами липкий пушок, горячие и шершавые складки.

Она нащупала бугорок, столь похожий на член. Клитор Жаннет оказался огромным, длиной в три дюйма. Сложив пальцы трубочкой, она вставила клитор в этот чехол, как член в вагину, и стала двигать взад и вперед своей рукой по всей его длине, чувствуя, как он напрягается и дрожит. Жаннет забыла обо всем, даже о ласках со своей стороны. Она откинулась, энергично качая бедрами, усиливая наслаждение, которое она получила. Восхищенная Лили не отрываясь следила за лицом подруги.

Глаза Жаннет были закрыты, ее грудь вздымалась, она вся отдалась движениям пальцев Лили, которые сжимались и разжимались в такт движениям маленького органа. Затем Лили изменила способ ласки. Раздвинув средний и указательный пальцы в виде 'Y', и вставив клитор в их развилку, она стала двигать пальцами как ножницами, захватывая удлиняющийся орган. Движения эти были направлены снизу вверх, что позволяло лучше видеть привлекающее ее место. Оно было похоже на маленькую вишенку и блестело липкой слизью. Быстро двигая рукою туда‑сюда, Лили заставила этот стебелек напрягаться. Жаннет откинула одной рукой покрывало с кровати, а другой сжимала рот, приглушая свои стоны, которые не в силах была сдержать, отвечая на ритмичные движения руки своей приятельницы. Она чувствовала, как медленно растет в ней волна наслаждения. Никогда в жизни она не испытывала еще такого острого ощущения чувства. Вообще‑то, в прошлом, когда она была еще ребенком, она играла сама с собой, но это было нечто иное. Только позже, будучи школьницей, она стала понимать, что значат эти ощущения, когда оставалась спать одна в комнате, она пробовала щекотать себя кисточкой для чистки перьев.

Она узнала, что проводя по клитору взад и вперед, круглым футляром от ручки, можно вызвать приятное возбуждение и поддерживать его так долго, как ей только захочется. Но быть возбуждаемой чужой рукой, испытывать такой безумный экстаз этого она еще не знала. Инстинктивно, Лили сама способствовала тому, чтобы и рука Жаннет приблизила ее к оргазму. Длинные, стройные ноги напряглись, сделались упругими, мускулы живота отвердели, соски ее грудей на ласки Жаннет стали торчком и сделались упругими. Волна страсти снова нахлынула на Лили и, казалось, каждая часть тела ее кричит от возбуждения. Обе девушки погрузились в восприятие чего‑то сверхъестественного, которое поглотит их, в этом полного страстного напряжения томления под таинственным и многообещающим покровом ночи.

И вот, почти достигнув высшей точки наслаждения, Лили сжала обмякшее тело Жаннет, играя маленькой пуговкой. Широко раздвинув ноги, она вдруг придвинула свою раскрывшуюся пушистую щель к лицу Жаннет, и как бы всадила свои клитор между ее губ. Сама она прильнула к вагине Жаннет, захватив губами твердый клитор между ее ног, и стала его сосать. Жаннет издала какой‑то радостный вскрик, испытывая невероятное удовольствие от этой проснувшейся страсти Лили, и немедленно зарылась губами между ее ног. Обхватив тело Лили своими гладкими ногами, она в бешеной страсти лизала, вводила язык в щель, сосала ее клитор. По телу Лили пробегала дрожь. Все тело пронзило острое чувство наслаждения, и она тоже, возбужденная и трепещущая от страсти, схватила своими губами клитор Жаннет, и играла им, заставляя свои язык трепетать, или вращала его вокруг маленькой шишечки. Липкий комочек стал пухнуть, расти и удлиняться под ее ласками. Словно удар тока прошел по телу Жаннет. Ее пах судорожно задвигался, а рот впился в пушистые губы Лили. Вдруг раздался ее радостный и сдавленный стон и тело затряслось в конвульсиях, охваченное диким наслаждением. Сила испытываемого Жаннет оргазма, настолько распалила Лили, что она сама была близка к извержению. Она не думала о том, как и когда это произойдет. Это наступило неожиданно, как какое‑то высшее наслаждение, сочетающееся с чувством полной, совершенной удовлетворенности.

Потом, ослабленные, они расцеловались, не в силах больше двигаться, наслаждаясь последней дрожью блаженства, которая медленно покидала их тела, их трепетно вздымающиеся груди. Так, без мыслей, в каком‑то оцепенении, то ли погрузившись в сон, лежали они, не ощущая времени. Наконец, Жаннет первая приподнялась и погладила бедро Лили, возвращая ее к действительности. Лили села и прижала пальцы между ног. Там было все влажное и горячее. Жаннет посмотрела на нее и в этом взгляде

Я никогда не испытывала что‑либо подобное, Лили. Это было так чудесно !

Лили нежно улыбнулась ей. Ты сама убедилась в том, что секс может быть приятным, если мы будем проявлять каждый со своей стороны активность.

Она поднялась с кровати и пошла в ванную, принять душ. Жаннет последовала за ней. Через пять минут они сообща докуривали сигарету.

Я, полагаю, что ты догадываешься, сказала Жаннет, свернувшись на постели как золотистая кошечка, что я до сих пор еще девушка. У нас с Ларри ничего не было.

Да. И он достаточно разозлен, не получив желаемого. Он полагает, что у тебя есть кто‑то помимо него. Ведь парни редко дожидаются свадебной ночи.

Это очень печально, насупилась Жаннет, я, все‑таки думаю о нем, о Ларри. Иногда мне кажется, что я его люблю, что он мои единственный. Но, прости меня, Лили, сама я не могу по своей инициативе лечь с ним в постель. Не потому, что я не могу найти с ним контакта, а, просто, я полагаю, что мне надо учиться, она задумалась. О, я не знаю, Лили. Бывали минуты, когда он клал мне руку, а я, как мне казалось, уже готова была отдаться. Я позволяла ему трогать себя, но я всегда чувствовала себя в этот момент грязной, подлой тварью. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

Лили кивнула головой. Я думаю, что ты просто не встречала подходящего мужчину, Жаннет.

Но это же все равно, так же будет и с другим, Лили. Как только дело дойдет до секса, я опять стану колебаться.

Я думаю, тебе сейчас не следует волноваться об этом, улыбаясь, сказала Лили, Я считаю, что ты слишком торопишься с выводами. По натуре мужчинаэто лишь животное. Я думаю, лучший способ изучить мужчину это отдаться ему. И не стоит слишком долго готовиться к этому.

Про себя же, однако, Лили удивилась словам Жаннет. Смирится ли она в будущем с тем, что она будет принадлежать мужчине, или она желает принадлежать только женщине? Возможно, в Жаннет было нечто такое, что вообще противоречит сексуальному чувству. Во всяком случае, все ее физическое строение, особенно половых органов, должно ее склонять к лесбийской любви.

Я пробовала это испытать, честно, Лили, но бесполезно, безнадежно. Я пробовала любить Ларри и думала о нем, как о мужчине, которому нужно отдаться, но в тоже время, замечала в нем странности. Это поражало.

Лили пристально посмотрела на Жаннет. Что дает тебе основания так полагать? Ты, вообще, представляешь, что надо делать, чтобы мужчина начал жить с тобой? Ларри вполне нормальный, у него есть потребности в общении с тобой, точно так же, как было у нас ночью. Он просто хотел тебя, так же, как ты хотела меня. Поверь мне, сказала Лили тоном знатока. Он может осчастливить тебя такой роскошной любовью, быть таким преданным тебе любовником, что я, вряд ли, заменю его тебе.

Жаннет недоверчиво покачала головой. Я не верю в это, Лили. Это было бы слишком восхитительно. Но, у вас это получится лучше.

Лили заволновалась. Жаннет не могла сама придумать эту безумную идею. В тоже время, Лили знала, что рано или поздно, она все равно признается подруге. А может быть, лучше рассказать все со всеми подробностями, чтобы разбудить фантазию Жаннет?

Послушай меня, Жаннет. То, что я тебе скажу, ты должна вынести стойко. Я долго колебалась, но, в конце концов решила, что так будет лучше.

И она рассказала, что Ларри провожал ее домой, и как она пробивала этот путь в компании Грира, и как она добилась от него согласия. Она не пыталась мельчить или изменять факты. Она детально и подробно рассказала как и что было, как они были счастливы. Когда она закончила, она решила испытать Жаннет, на сколько все это огорчили ее. Однако, ее рассказ взволновал Жаннет.

Тебе, вероятно, было очень приятно, когда он сосал тебя? Спросила она с явной заинтересованностью, А как его член? На что он похож ? Он очень здоровый и твердый?

Она стала задавать кучу вопросов. Лили пыталась отвечать на них как можно точнее, и чувствуя, что беседа на эту тему все больше возбуждает Жаннет. Для усиления впечатления, Лили особенно подробно и красочно описала все эротические детали, так, что под конец была убеждена, что пробудила в Жаннет достаточный интерес к мужским достоинствам Ларри. Но она заблуждалась.

Вообще, это меня не трогает, сказала Жаннет, но ты, Лили, подала мне замечательную мысль! И она возбужденно стала объяснять Лили.

У нас с Ларри все замечательно получилось, кроме секса. Я еще с ним не говорила об этом, Лили, но я боюсь, что нам с ним придется расстаться, если я не смогу удовлетворить его в этом. Я знаю, он может найти другую девушку, но я серьезно думаю, что это воздержание мне на пользу. И так было, пока не пришла ты, она сверкнула глазами, но теперь все отлично. Ведь никто, так как ты, не сможет удовлетворить Ларри. Ты понимаешь, Лили? Ведь ты же сама сказала мне, как тебе было приятно с ним. Так, почему бы нам не заключить соглашение? Ты будешь наслаждаться с Ларри так, как будто я ничего не знаю об этом. А между встречами, ты будешь рассказывать мне обо всем, что ему нравится. Ты будешь учить меня.

Лили молча обдумывала это предложение. Ларри был интересным человеком, с недюжинными способностями, а главное, с большими связями. Он вращался в определенных кругах, где было не мало Голливудских звезд, уметь обращаться с этой публикой, все равно, что быть на пути к славе, чувствовать себя если не звездой, то, по крайней мере, звездочкой. Лили хотела убить одним выстрелом двух зайцев: проложить себе путь к карьере и помочь Жаннет. В тоже время, ситуация складывалась невероятно. Но, чем больше она о ней думала, тем заманчивее казалось ей предложение Жаннет.

Хорошо, я согласна.

О, Лили ! Я тебе благодарна, как никогда. Если мне удастся женить его на себе, я отблагодарю тебя.

Лили молча сжала ее руки, ни слова об этом. Я достаточно отблагодарю себя сама. У меня есть одна идея. Ларри, конечно, ничего не должен знать о нашем соглашении. Пусть он полагает, что я поддалась его мужскому обаянию.

Отлично ! Жаннет рассмеялась, он не услышит от меня ни словечка.

Ну и чудесно, сказала Лили и, протянув руку, погасила лампу, стоящую на столике между их кроватями. Теперь мы стали соучастниками одного преступления.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.