Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.08 (13 Голосов)

1.

Я женат уже более пяти лет, жену мою зовут Света, ей 32 года, я ее старше на три года. У нас, как говорится, "счастливый брак", растет дочка, ей уже 3 годика. Живем мы в небольшом, тихом городке, и жизнь протекает такая же спокойная и размеренная. Как‑то незаметно пламя страсти переросло у нас в обыденный "секс по выходным" и хотя никто из нас не жаловался ни на жизнь, ни на партнера по сексу. До свадьбы у меня было несколько связей более или менее продолжительных, у Светы тоже я не первый, так что мы думали, что уже "перебесились" и теперь будем спокойно нести супружеские обязанности. После рождения дочери мы не стали менять свои привычки, и по‑прежнему занимались любовью один‑два раза в неделю, только жена моя стала чуть более раскованной. Может это сказались роды и она теперь старалась доказать себе и мне, что она осталась привлекательной и желанной. На мой взгляд она была и осталась просто красавицей: высокая стройная

блондинка с узкой талией и длинными ногами. Грудь ее после родов немного увеличилась, и теперь моя Света выглядела ничуть не хуже какой‑нибудь топ модели. Она никогда не была недотрогой, но всегда знала предел приличия и, по крайней мере насколько я ее знал, никогда не переступала этой черты. Мы несколько раз пытались постичь радости анального секса, ее попочка была всегда для меня столь соблазнительной, но она попробовав раз категорически отказалась, ссылаясь на то, что я причиняю ей боль. Так мы и прожили с ней все эти годы супружества, как среднестатистическая семья. Но произошла одна история, которая круто изменила нашу спокойную жизнь.

Я хочу рассказать, что случилось прошлым летом. Мы давно собирались провести вместе отпуск и съездить куда‑нибудь отдохнуть. И однажды мы поделились своими планами на одной из вечеринок со своими друзьями. Все начали предлагать куда поехать: Кипр, Греция, в Сибирь на плотах… Но пожалуй самое заманчивое предложение подкинул мой друг Николай:

‑ А почему бы нам не поехать в Питер? – спросил он.

‑ А почему нет? ‑ ответили мы со Светой и составили план совместной поездки с Николаем и его женой Леной. Они тоже хотели поехать куда‑нибудь отдохнуть летом. Питер был выбран не случайно, они провели там свой медовый месяц и теперь их опять потянуло "тряхнуть стариной", вспомнить былое. Мы прикинули когда у нас у всех отпуск, получилось, что сможем вместе поехать на пару‑ тройку недель. Более того, Николай изредка ездил в город на Неве в командировки и имел там достаточно знакомых, у которых можно было остановиться. На том и порешили, мы со Светой начали готовиться к отпуску. Для начала договорились с моими родителями о том, что они возьмут нашу дочку на это время к себе, чтобы мы смогли полноценно отдохнуть. Лена и Николай тоже договорились отправить своих детишек к родителям на дачу, так что к началу июля мы были полностью готовы .

Надо сказать, что Николай работает в одной крупной компании и порядки у них там достаточно жесткие, если надо что‑то сделать, то никто из шефов и не вспомнит, что у тебя отпуск или другие планы на уикенд. Года два назад Николаю уже пришлось пожертвовать совместным с Леной отпуском из‑за какого‑то крупного контракта. Так получилось и на этот раз. Шеф приказал работать, Николай взял под козырек, зная крутые порядки своей фирмы.

Мы погоревали, что придется ехать вдвоем, все равно приятнее ехать с друзьями, да еще которые могут помочь устроиться не в гостинице, а на квартире своих знакомых. Сидя вечером у Николая с Леной дома и потягивая холодное пиво из бутылок, мы неторопливо разговаривали о пропавшем отпуске, о том, что придется теперь Лене весь свой отпуск провести в городе или на даче, вспахивая шесть соток, о том, что нам придется раскошелиться на гостиницу, поскольку знакомых у нас в Питере никого. Как вдруг Николай предложил:

‑ Хотите я дам вам адресочек одного моего знакомого, у него жена и сын, но четыре комнаты почти в центре города? Он не откажет. Мы переглянулись с женой – предложение было заманчивым, но:

‑ А примет ли он нас, сейчас лето – отпуска, да и мало ли планов может быть у людей? Была у них охота нянчиться с нами? – спросил я.

‑ А какие проблемы‑то? – ответил Николай, ‑ Сейчас я позвоню и все выясню. Вы когда выезжаете?

‑ Да десятого будем уже в Питере.

‑ ОК, договоримся, ‑ и вышел в другую комнату. Через несколько минут он вернулся с радостной новостью:

‑ Радуйтесь, "молодожены", Васильевич не подвел. Они с женой послезавтра уезжают в Крым отдыхать на месяц. Я за вас поручился, и Васильевич согласился пустить постояльцев. Заодно и за его сыном присмотрите, а то у парня переходный возраст, ехать с ними он отказывается. Шпаненок.

‑ А сколько лет этому монстру? – с улыбкой спросила Света.

‑ Насколько я помню, уже 18 стукнуло.

‑ Ну это ничего, я думаю справимся, ‑ ответил я, и мы продолжили пить пиво и обсуждать предстоящую поездку. Света распланировала наше пребывание в Питере буквально по минутам: что надо посмотреть, куда съездить. Она за неделю накупила себе одежды на отпуск – всякие там шортики, топики, мини юбочки, блузки и т.п., в общем все то, что могло, по ее мнению, пригодиться ей в столице. Наконец мы были готовы.

2.

Питер встретил нас солнечным прохладным утром. Мы вышли с вокзала с чемоданами и сумками, взяли тачку и направились по адресу, который нам дал Николай. Я бывал в Ленинграде ( тогда он еще так назывался) и потому знал, что "дом Васильевича" находится действительно недалеко от центра. Света же была в этом городе впервые и увлеченно оглядывала проносящиеся за окнами старинные здания и памятники. Мы быстро нашли нужную нам квартиру и я позвонил в дверь. Через минуту мы услышали шаги, и нам открыл дверь высокий худощавый паренек с заспанными глазами, в наскоро одетых спортивных штанах.

‑ Привет, я Саша, это моя жена, Света, отец должен был предупредить тебя о том, что мы приедем, ‑ сказал я с порога.

‑ Здравствуйте, проходите, ‑ буркнул подросток, ‑ меня зовут Миша.

Мы зашли в прихожую и поняли причину его мрачного настроения. По всей видимости здесь вчера отмечали очередной день свободы – в квартире стоял запах пивного перегара и курева. Миша жестом пригласил нас следовать за ним, мы двинулись по коридору и, проходя мимо одной из комнат, я заметил, что там на диване спит еще один парнишка, укрывшись смятой простыней. Он даже не услышал, что мы вошли. Миша тем временем привел нас в дальнюю комнатку, уютную, с диваном, креслами и телевизором.

‑ Здесь, ‑ сказал он, повернувшись к нам лицом.

‑ Спасибо, хозяин, извини, что потревожили так не вовремя, ‑ сказал я, протягивая ему руку. Тут я заметил, что штаны у него оттопырены утреней мальчишеской эрекцией. Быстро перехватив мой взгляд, он стрельнул глазами в сторону Светы, она тоже заметила его "бугорок" и едва заметно усмехнулась. Миша похоже смутился и поспешил выскользнуть из комнаты, пробормотав, что ему кое‑куда надо.

‑ Милый паренек, ‑ сказала улыбаясь жена, обнимая меня, ‑ совсем как у тебя игрушка.

‑ Да ну, калибр‑то наверное поменьше, ‑ так же в шутку ответил я.

‑ Это уж наверняка, ‑ подтвердила Света и поцеловала меня.

Мы с дороги решили принять душ и немного отоспаться. Быстро скинув кофту и джинсы, Света натянула на себя длинную футболку, которая заменяла ей ночнушку и летний домашний халат одновременно, и взяв полотенце, направилась на поиски ванной. Я расправил диван, тоже переоделся в просторные шорты и двинулся на дум воды, доносившейся из душа.

Надо сказать, что квартира, в которой мы расположились, была старая, с совместным санузлом и окошком, ведущим из ванной на кухню. Так вот, подойдя к закрытым дверям ванной, я немного постоял, а затем двинулся исследовать кухню. Там за столом, заваленным остатками вчерашнего праздника, сидел Миша и жадно пил выдохшееся пиво прямо из горлышка.

‑ Что, плохо с утра?, ‑ спросил я чтобы как‑то завязать разговор.

‑ Да, посидели вчера с Димкой, у него предки свалили на дачу до конца месяца и вот …

‑ Отмечали свободу? – спросил я, хотя и так знал ответ, сам был когда‑то таким.

‑ Ага. Мы посидели немного молча, как вдруг я понял, что с дороги мне надо отлить, причем чем скорее, тем лучше. Я вновь подошел к двери ванной‑туалета и постучал :

‑ Дорогая, мне бы зайти ненадолго. Ответа не последовало, видимо жена моя сильно увлеклась собой и не слышала моего стука. Тогда я прошел на кухню, взял стул, поставил его к смотровому окошечку и встал, заглядывая внутрь ванной комнаты. Сквозь мутное стекло рассмотреть что‑либо было невозможно, но я заметил, что угол стекла отколот и через это небольшое отверстие я увидел Свету во всей красе. Она стояла под струями воды, оглаживая себя руками, улыбаясь от удовольствия. Она всегда любила плескаться в воде, а после душного поезда тем более. Полюбовавшись не нее несколько секунд, я решил приколоть Мишу.

‑ Черт, ничего не видно, вдруг там что случилось с ней, а через это стекло ни фига не могу увидеть, ‑ сказал я раздраженно.

‑ Да там угол один у стекла отколот, ‑ ответил Миша, вставая со своего места. – Туда можно заглянуть.

‑ Да где? – ответил я, делая вид, что ищу.

‑ Дайте, я покажу, ‑ Миша подошел ко мне, я спрыгнул со стула, предоставляя ему возможность показать, куда надо смотреть.

‑ Вот же…, ‑ сказал он, вставая на стул и осекся, заглянув внутрь. Я намеренно не говорил ничего и смотрел на подростка, тот поняв, что я догадываюсь, что он видит, сильно покраснел. Когда он стал неловко спускаться, я увидел причину его неловкости. "Причина" эта сильно выпирала из его спортивных штанов, отчего мальчик пригибаясь и отворачиваясь от меня пошел к своему месту за столом. Странно, я вдруг тоже почувствовал небольшое возмущение в штанах и был удивлен, что меня эта сцена начала возбуждать.

Тем временем шум воды стих, через минуту вышла Света, свежая и улыбающаяся. Она не знала, что мы подглядывали за ней и потому, помахав мне рукой, как ни в чем не бывало пошла в "нашу" комнату.

Быстренько помывшись, я присоединился к ней на диване. Она уже засыпала. Я обнял ее и тоже уснул.

3.

Когда мы проснулись, было уже около трех часов дня, а потому довольно жарко и душно. Мы встали и услышали голоса в соседней комнате.

‑ Очнулась молодежь, ‑ сказала Света.

‑ Пошли знакомиться, ‑ ответил я, мы оделись: я – в шорты и футболку, Света – в короткий, легкий летний сарафанчик, лифчика к которому не полагалось. Выглядела она на все сто и я не удержался , обняв ее одной рукой и целуя при этом в губы, я запустил другую руку ей под коротенькую юбочку. Быстро нащупав тонкие прозрачные трусики, я оттянул ткань и запустил палец прямо в ее горячую влажную щелку. Она застонала и стала вырываться из моих рук:

‑ Ну что ты, не сейчас, мы же уходим, ‑ сказала она уже тяжело дыша от возбуждения. Мы вышли из "своей" комнаты, и направились к оживленно беседующим подросткам.

Дима оказался таким же высоким и стройным юношей как и Миша, только немного нескладным и угловатым. Они сидели в спортивных штанах на диване и негромко обсуждали какую‑то новинку из области компьютерных игр. Мы познакомились с Димой, сели в кресла вокруг невысокого журнального столика. Беседа как‑то не клеилась, Миша, вероятно чувствовал себя неловко от того, что случайно подглядел за моей женой, Дима похоже не был говоруном от природы. Тогда я предложил сходить за пивом и отметить наше знакомство. Ребята дружно согласились. Света осталась готовить из оставшихся в холодильнике продуктов нехитрую закуску, а мы отправились в ближайший магазинчик за пивом. По дороге мне удалось немного разговорить парней и даже договориться с ними, чтобы они стали гидами на время нашего пребывания в этом городе‑музее.

Остаток дня и вечер прошел за разговорами под пиво, ребят немного "развезло" и они все смелее начали заглядываться на мою жену, с трудом ворочая языками. Света чувствовала себя в центре внимания и ей это льстило, тем более, что прохладное пиво делало свое дело, и она тоже порядком захмелела. Мы проговорили почти до двух часов ночи, обсуждая всякую ерунду, начиная от погоды и памятников и музеев Питера, до марок пива и последних музыкальных новинок. Света уютно устроилась в кресле, забравшись на него с ногами, отчего и без того мало прикрывающая юбочка сарафана поднялась и открыла нам прекрасную картину стройных женских ножек и тоненьких белых трусиков между ними. Я думал, что глаза мальчишек прожгут дыры в полупрозрачной ткани нижнего белья моей жены, а она, похоже, ничего не замечала и весело болтала с нами. Я увидел, как оба подростка заерзали на диване, пряча свои вздыбленные члены в складках спортивных штанов, я тоже был вынужден закинуть ногу на ногу, чтобы мой бугор тоже был не очень заметен, так как такая ситуация опять сильно возбудила меня. "Интересно, а ведь я никогда не думал, что подобная картина может быть такой возбуждающей", ‑ подумал я, ‑ " может я тайный вуайерист, а может просто выпил лишнего".

Когда я в очередной раз пошел "до ветра" почти сразу вслед за Димой, то заметил, что парень что‑то очень долго не выходит "из кабинета". Я прошел на кухню, привычно подставил стул и прильнул к дырке в стекле. Дима ожесточенно дрочил свой красный от перенапряжения член над унитазом. Надо сказать, что такой процесс я наблюдал со стороны впервые, и зрелище было более чем захватывающим. Член Димы был не такой уж здоровый, но ведь ему было не больше 15, и как говориться, у него все еще спереди. Через пару минут "ручной работы" подросток выгнулся, напрягся и со стоном выпустил в стену мощную струю молодой спермы, затем заправил свое опадающее "хозяйство" в штаны и вышел. Я зашел вслед за ним и увидел на стене за унитазом крупные белые капли, которые медленно стекали вниз. "Вот засранец", ‑ подумал я, ‑ "не мог вытереть за собой". Но тут мне в голову пришла интересная мысль, а что если … Дело в том, что Света иногда любила поласкать ротиком мой член, но никогда не доводила начатого до конца, то есть, я никогда не кончал ей в рот, да и сперму мою она видела либо в презервативе, либо вымытую из своего влагалища. Вот я и подумал…

Я быстренько пописал, спрятал в шорты свой набухающий от дурных мыслей член в шорты и вернулся к компании. Света сидела в прежней позе и вела разговор о какой‑то певичке, подростки поддерживали разговор, продолжая пялиться в ее трусики, пытаясь рассмотреть ее сокровенные места. Я присел на краешек ее кресла и шепнул ей на ухо:

‑ А не пора ли тебе сделать пи‑пи, да и мальчики отдохнут от созерцания твоих трусиков. Кстати, обрати внимание на стену за унитазом, там я оставил для тебя кое какую работенку.

‑ Уйди, противный, ‑ с улыбкой ответила моя жена, смущенно прикрывая свои ножки к явному неудовольствию Димы и Миши, ‑ а что за работенка?

‑ Сходи и узнаешь, ‑ с видом заговорщика ответил я. Света встала, поправила юбочку сарафана и пошла в туалет. Через некоторое время она вернулась, шутливо погрозила мне кулаком и , присев ко мне, зашептала мне в ухо:

‑ Ну ты и маньяк! При живой и здоровой жене онанируешь в чужом туалете, да еще и заставляешь меня за тобой убирать. Между прочим, не забывай, мы не дома, пришлось отмывать руками твои безобразия.

‑ Ну прости, любимая, ‑ ответил я, возбуждаясь все больше от ее слов, ‑ ты серьезно убирала это руками?

‑ Не веришь?, ‑ шепотом спросила она и подставила мне под нос свою ладонь, ‑ Проверь. Я явственно ощутил стойкий запах мужской спермы на ее руке, Диминой спермы. От того, что моя жена руками стирала сперму другого мужчины, вернее мальчишки, член мой чуть не взорвался прямо в шортах.

‑ Может пора уединиться? – спросил я, поглаживая жену по коленке.

‑ Идем, ‑ ответила она, встала вместе со мной и прижалась всем телом ко мне. Мы попрощались с мальчиками до утра и пошли к себе. Дима и Миша остались на диване и наверняка догадывались, чем мы собираемся заниматься. Света была уже достаточно пьяна, чтобы осторожничать, и как только мы вошли в комнату и закрыли за собой дверь, она набросилась на меня и мы слились в страстном поцелуе. Я жадно прижал ее жаркое тело к себе, она, почувствовав бедром мой торчащий член в шортах, прижала к нему свою руку и стала настойчиво поглаживать его. Я немного отстранился, быстро скинул с себя одежду и прижал жену к себе, целуя ее и снимая с ее плеч тонкие лямочки сарафана. Последний, соскользнув с ее тела, упал к ее ногам. Света была только в одних маленьких трусиках, разгоряченная пивом и "моей" (как она думала) спермой в туалете. Я встал на одно колено, потянул ее трусики вниз и, когда они упали к ее ногам, начал жадно целовать ее аккуратный, коротко подстриженный лобок, пытаясь достать языком до ее клитора. Света тихонько застонала, расставила ноги, давая мне возможность насладиться ее щелкой, и я проник в ее уже мокрую от желания киску. Поиграв с ее набухшим клитором, я поднялся, посадил ее на диван и подставил ей свой вздыбленный член. Я люблю, когда жена сосет моего друга, у нее это получается довольно хорошо. Вот и теперь, когда она провела несколько раз языком по красной головке, а потом вобрала мой член в рот, заглатывая его с каждым разом все глубже и глубже, пока не добралась до яичек, я не смог удержать стон наслаждения. В квартире стояла тишина, наверное мальчишки улеглись спать, так что хлюпающие звуки от губ моей жены были хорошо слышны, что добавляло мне возбуждения. Как и обычно, Света не довела дело до конца, вытащила мой член изо рта и откинулась на спину, раскинув ноги, приглашая меня войти в ее лоно. Я быстро присел, привычным движением вошел в нее и начал двигаться в распаленном желанием влагалище моей жены. Она громко стонала и билась подо мной в нахлынувшей волне оргазма, из ее щелки обильно выделялась смазка, отчего к ее стонам и скрипу диванных пружин добавилось громкое хлюпанье. Я стоял в неудобной позе – в каком‑то полуприседе, поэтому ноги мои быстро устали, и я вышел из Светкиного лона, отчего она издала стон разочарования:

‑ М‑м‑м, останься там, я еще хочу…

‑ Давай поменяемся, ‑ предложил я и лег на диван, выставив вверх блестящий от ее соков член. Моя жена встала надо мной, томно поцеловала бардовую головку моего друга, пощекотала его язычком, и села на меня верхом, лицом ко мне и спиной к дверям. Мы начали нашу скачку, снова раздались те же волнующие звуки секса – стоны, скрипы, хлюпанье. В один момент, когда Света прижалась к моей груди, конвульсивно дергаясь в очередном оргазме, я вдруг увидел, что дверь в нашу комнату приоткрыта и за нами внимательно наблюдают две пары мальчишеских глаз, горящих похотью. От этого я настолько сильно возбудился, что через несколько толчков бурно кончил в дырочку моей жены, излив в нее наверное стакан спермы. Немного придя в себя, она спросила:

‑ А мы, наверное, пацанов‑то разбудили?

‑ Да что ты, ‑ ответил я, ‑ Они спят как убитые, шутка ли, столько пива выпить. Тем не менее, жена настояла на том, чтобы я проводил ее до ванной, ей надо было подмыться. Мы зашли вместе, она – в ванную, я ‑ к унитазу, пиво просилось наружу. Света отвернулась с стене, направила струю душа себе между ног, и нагнувшись, начала колдовать над влагалищем. Я сливал пиво и смотрел на прекрасное тело моей жены, затем взглянул на окошечко со "смотровой дыркой" и заметил там чей‑то глаз. Голова одного из подростков резко скрылась из поля моего зрения. Я отлично их понимал, они запали на мою жену с ее привлекательным личиком и еще более привлекательным телом. Да еще увидели "ее в действии", я бы на их месте кончил прямо у дверей нашей комнаты. А может? Мысль промелькнула у меня в голове… надо проверить. Света уже вытерлась и накинула на себя футболку. Мы вышли из ванной, в квартире стояла гробовая тишина. Мы на цыпочках двинулись к себе, у дверей комнаты, там, где стояли эти два сорванца, я остановился и ногой стал ощупывать пол и низ стен. Пальцы ног тут же наткнулись на что‑то мокрое и липкое. "Ага", ‑ подумал я, "я оказался прав. Что ж если вам это так нравится – будем продолжать, тем более, что меня это тоже заводит".

Мы проснулись в начале десятого, разбудили наших "гидов", позавтракали на скорую руку и отправились по знаменитым местам города. Миша и Дима оказались неплохими знатоками города, и к четырем часам дня мы находились по Питеру до изнеможения. Света приобняв меня вяло шла рядом, ребята тоже подустали и были уже не столь разговорчивыми. Я предложил идти домой, чтобы отдохнуть и набраться сил на завтра. Все согласились и через час мы уже сидели в комнате, только на этот раз мы с женой на диване, а пацаны расселись по креслам. По пути мы снова прикупили пива, но уже в более умеренных количествах, чем вчера. И теперь сидели потягивая из бутылок прохладный напиток. За день все наговорились, находились и теперь ни двигаться, ни говорить не хотелось. Миша предложил сыграть в карты, мы все согласились. Из всех игр выбрали "дурака", причем играли каждый сам за себя. После четырех‑пяти партий, когда стало ясно, что все мы играем довольно средне, я предложил играть "суперфинал".

‑ А как это? – спросили все.

‑ Все очень просто, играем пять партий, кто проиграет одну, тот идет за пивом, кто две – тот вечный дежурный на все эти три недели… Я собрался с духом и продолжил:

‑ Кто три – тот исполняет стриптиз перед всеми, а кто четыре – тому достанется самое трудное: он должен будет исполнить по одному желанию каждого здесь присутствующего, причем без вопросов и возможности отказаться.

‑ Прямо как золотая рыбка, ‑ оживился Миша Они быстро переглянулись с Димой – им пришлось по вкусу мое предложение, тем более, что им выпадала возможность увидеть вблизи тело моей жены. Света же лишь покачала головой:

‑ Ну не знаю, что‑то уж очень ставки высокие, а тот кто проиграет все пять?

‑ Тогда его судьбу будут решать трое победителей и ему придется согласиться с любым решением, ‑ ответил я, поглаживая ее по коленке. Посовещавшись пару минут, мы вынесли единогласное решение – играем. Мальчишки воспряли духом и азартно приступили к игре. Света покачивала головой и усмехалась – она понимала отчего заиграла кровь молодого поколения. Я же приложил максимум усилий, чтобы не проигрывать.

4.

Через три партии обстановка была следующая: я проиграл лишь одну партию, Дима и Миша – по две, Света, которую все "валили" изо всех сил, ‑ три. Мы все сидели радостные и возбужденные, моя жена понимала причину нашего напряжения, и понимала, что все устроено так нарочно. В четвертый раз подростки вдруг стали "вытаскивать" Свету, намеренно набирая полные руки карт. Я быстро разгадал их ход, но не подал вида. Карты мне шли прекрасные, и я мог спокойно "валить" любого. Я выбрал Мишу, чтобы уравнять счет (он ведь уже как минимум дважды видел голой мою жену, а мы его ни разу). В общем, когда "суперфинал" закончился счет был таким: я остался на первом месте с одним проигрышем, Дима был на втором месте с двумя, Миша к его крайнему недовольству – третий, и моя жена, сверкающая от радости, что все обошлось – на четвертом. Она не догадывалась, что я придумал для нее интересный сюрприз и была рада, что ей не придется обнажаться перед нами.

‑ Ну, я за пивом, ‑ сказал я бодро, ‑ Димка дуй на кухню, мой посуду, а ты Мишаня, готовься к показу своего достоинства.

‑ Прямо сейчас, что ли? – недовольно буркнул тот, краснея как рак.

‑ Нет, я сначала прикуплю пивка.

‑ А мне‑то что делать? – спросила Света.

‑ Не волнуйся, за тобой исполнение наших трех желаний, рыбка ты наша золотая, ‑ ответил я и все засмеялись. И все‑таки, мальчишки так рассчитывающие на то, что стриптиз будет в исполнении Светы, приуныли. Им и в голову не приходило какое желание будет загадано мной.

Когда я вернулся, груженый пивом, посуда была вымыта, стол накрыт и отодвинут в сторону, как и кресла – для стриптиза было все готово. Мальчишки сидели на диване, Миша в волнении грыз ногти, Дима слушал музыку, Света сидела в кресле и улыбалась.

‑ А теперь – всем по бутылочке пива – и начнем смотреть мужской стриптиз в исполнении Михаила! – провозгласил я. Все, кроме "стриптизера", засмеялись. И через пять минут мы все сидели на диване, Свету я посадил между собой и Димой, Миша притушил свет и начал неуклюже танцевать под звуки "Энигмы". Мы поддерживали его аплодисментами и улюлюканьем. Наконец, он справился с футболкой, стащив ее через голову. Затем медленно вращаясь, он стал расстегивать джинсы. Я как бы в шутку начал поглаживать ногу жены, обтянутую узкими джинсами. Света, не переставая хихикала и хлопала в ладоши, глядя на танцующего подростка. Дима тоже хихикал и изредка кидал взгляды на фигурку моей жены. Я знал его тайные мечты и потому теснее прижал Свету к нему. Она, после очередного Мишиного поворота, согнулась пополам от смеха, положив руки нам с Димой на колени. Дима заметно напрягся, я немного приподнял жену так, чтобы ее руки скользнули по нашим ногам вверх до самых членов. Так оно и получилось, одна ее рука легла на мой бугор, а другая – на бугор Димы. Миша тем временем остался в одних плавках, неуклюже вращаясь. Света убрала руку с Диминого друга, а мой начала немного сжимать и разжимать.

‑ А Диме тоже будет приятно, ‑ шепнул я ей на ушко. Она с удивлением посмотрела на меня, но ничего не сказала. Рука ее немного погодя вернулась на Димин бугор и тоже стала ласкать его через джинсы.

Миша остановился в нерешительности:

‑ Достаточно?

‑ Давай еще, давай не стесняйся все свои!!! – зашумели мы и он нехотя стал стягивать с себя последнюю надежду. Света убрала руки с наших бугров и стала подбадривать "артиста" аплодисментами. Дима выглядел удивленным и разочарованным, его трогала за член взрослая привлекательная женщина, но это длилось так недолго. Миша отвернулся и рывком стянул трусы до колен и вышагнул из них, едва не потеряв равновесие при этом. Мы приветствовали этот героический шаг свистом и овациями.

‑ Повернись! Повернись! Повернись! – скандировали мы и он сдался. Повернувшись к нам он уставил на нас свой торчащий член, сам весь красный от смущения.

‑ Ну что, довольны? – спросил он, закрывая руками свое хозяйство.

‑ Все! Одевайся, молодец, ‑ сказали мы. Я заметил, что Света с интересом рассматривала член молодого человека, в глазах ее начало появляться желание. Это было забавно. Пока Миша одевался в ванной, мы взяли еще по бутылочке пивка и стали делиться шумно впечатлениями. Зашел Миша, все еще красный и с бугром в штанах. Да и мы с Димой тоже сильно "топорщили" штаны.

‑ А когда будем загадывать желания? – спросил Миша.

‑ Давайте завтра, мальчики, ‑ проговорила Света и просительно посмотрела на меня.

‑ Нет уж, мы все свои обязательства выполнили, осталась ты одна, ‑ сказал я коварно, ‑ сейчас мы придумаем и тебе скажем. Она показала мне кулак. В итоге, допив пиво, каждый из нас был готов к ответу. Первым был я, но я сказал, что сначала должен загадывать наш многострадальный Миша.

‑ А можно вы меня поцелуете по‑настоящему? – помявшись тихо спросил он.

‑ Ладно, ‑ согласилась моя жена, ‑ подойди сюда, ‑ она озорно посмотрела на меня. Миша неловко обнял ее за плечи и прикрыл глаза. Света наклонилась к его губам и поцеловала его страстным затяжным французским поцелуем, она в этом была мастерица. Длился он не меньше минуты, после чего Миша оторвался от нее и пошатываясь пошел к креслу. Глаза его, как впрочем и моей жены, были затуманены.

‑ А я хочу посмотреть на вашу грудь, ‑ вдруг смело выпалил Дима, привстав с дивана, отчего бугор его стал еще более заметен.

‑ Ну я не знаю… Света медленно повернулась ко мне, как бы спрашивая разрешения, она еще не пришла в себя от поцелуя.

‑ Раз проиграла – надо платить, ‑ неумолимо сказал я. Меня и так уже распирало внизу от похоти. Света еще немного помедлила, и нерешительно взялась за края футболки. Теперь настала ее пора показывать маленький стриптиз. Подростки напряглись в ожидании. Света медленно стянула футболку через голову, показав всем свой белоснежный бюстгальтер. Постояв в нерешительности немного, она завела руки за спину и расстегнула застежку. Тишина стояла гробовая, было слышно, как из мальчишечьих ртов вырвался вздох радости, когда она опустила руки вместе с бюстгальтером. Ее ровные полные груди с маленькими острыми розовыми сосками волнующе торчали. Мы все заворожено смотрели на это сокровище. Я видел их уже тысячи раз, но в данной ситуации я еле сдерживал себя, что бы не кончить прямо в джинсы. Мальчишки были в подобном состоянии.

‑ Ну хватит на сегодня, ‑ сердито сказала Света, тоже покрасневшая до самых корней волос, прикрыла груди руками и вышла из комнаты.

‑ Кто куда, а я за ней, ‑ быстро сказал я и бросился вслед за ней, оставив в комнате двух ошалевших от всего увиденного подростков. Света встретила меня у порога страстным поцелуем, она вся горела от желания, ее здорово завели наши посиделки.

На этом наш совместный вечер окончился и мы с женой отдались захлестнувшей нас страсти, я давно уже не чувствовал себя таким возбужденным, я кончил почти без перерыва три раза. Света, по‑моему, вообще потеряла счет своим оргазмам. Я не видел, заглядывали ли мальчишки к нам в комнату, возможно, они просто дрочили по очереди в туалете, мне было не до них…

5.

Отдыхая от бури ласк и страсти, мы лежали, глядя в потолок.

‑ А ты еще не сказал своего желания, ‑ проговорила Света.

‑ А ты не обидишься на меня?

‑ Ну что ты, после такой ночи я не смогу на тебя обидеться, ‑ улыбнулась она и поцеловала меня в грудь.

‑ Я потребую гораздо больше, чем они.

‑ И пусть, раз уж я проиграла, то должна платить .

‑ Ты уверена, что сможешь выполнить мое желание?

‑ Конечно

‑ Хорошо, начиная с завтрашнего утра и до самого отъезда из Питера, ты больше не наденешь джинсы, шорты или что‑то в этом роде – только юбки. А самое главное – никакого нижнего белья: ни бюстгальтера, ни трусиков. НИЧЕГО.

‑ ЧТО!?

‑ Я же говорил, что тебе будет слабо.

‑ А больше ничего ты не хочешь? – возмущенно спросила жена, сверкая в темноте глазами.

‑ Извини, но это мое желание, если ты не можешь сдержать свое слово, то я завтра просто скажу ребятам, что ты уже выполнила мое желание и все. Света резко отвернулась от меня и затихла. Я еще поворочался немного и, решив, что она на меня обиделась, подумал, что наверное я был слишком самонадеян, а ей этого совсем не хотелось, тоже уснул.

6.

Утром мы проснулись рано и, не разговаривая друг с другом, занялись обычными утренними делами – умывание, приготовление завтрака … Я был уверен, что Света на меня здорово обиделась за мое вчерашнее предложение и весь день теперь будет дуться. Я уже оделся в свои обычные футболку и джинсы и сидел на кухне, Миша тоже сидел за столом, Дима, как подобает вечному дежурному, суетился с утренним кофе, Света красилась у нас в комнате.

‑ А как насчет вашего желания для Светланы? – спросил Миша, вяло ковыряя вилкой засохшую колбасу в тарелке.

‑ Все в порядке, я загадал – она выполнила, ‑ ответил я.

‑ А какое желание было?

‑ Да какая разница. Личное было желание, интимное.

‑ А‑а…, ‑ протянул Миша, ‑ понятно, ‑ и они переглянулись с Димой, хитро усмехнувшись. Они видимо решили, что я пожелал ночи страстной любви, поскольку конечно же слышали наши стоны и скрипы дивана. И тут на кухню вошла моя жена. Она была одета в белую блузку и широкую юбку до колен. Мы открыли рты от удивления, потому что через полупрозрачную ткань блузки явно просвечивали розовые шишечки возбужденных сосков. ОНА НЕ НАДЕЛА ЛИФЧИК. Немую сцену нарушила моя жена, сказав весело:

‑ Ну что рты разинули, давайте завтракать. Обстановка на кухне заметно оживилась, мы дружно позавтракали, мальчики откровенно глазели на дразнящие их Светины соски, которые подрагивали при каждом ее движении. Когда Дима встал, чтобы убрать со стола, я увидел, что член его готов разорвать тесные джинсы. Подросток, двигаясь боком, собрал со стола посуду и принялся мыть ее. Миша также боком выскользнул из‑за стола и пошел в свою комнату, дела у него в джинсах были не лучше. Я наклонился к Свете и прошептал ей на ушко: "Неужели ты решилась?"

‑ А ты как думал? – с вызовом взглянула она на меня, ‑ я же должна выполнить твое желание.

‑ Полностью?

‑ Проверь, ‑ ответила она и развела ножки. Я быстро сунул руку ей под юбку и тут же ощутил колючий ежик ее неприкрытого лобка и глубже горящие огнем влажные губки ее влагалища. Теперь и я был похож на Буратино, только с носом ниже пояса. Я крепко поцеловал ее, благодаря ее за смелость. Дима стоял к нам спиной и ничего не заметил.

‑ Только смотри, передумывать уже поздно, ‑ вдруг сказала Света, загадочно улыбаясь, ‑ как бы не отбили кавалеры, ‑ и кивнула в сторону Димы.

‑ Не передумаю, на это не надейся, ‑ ответил я, ‑ а ребятам не повредит немного сексуального образования.

7.

Мы вышли на экскурсию. Как и полагается настоящим туристам, я захватил с собой фотоаппарат. Наши гиды шли рядом и рассказывали наперебой, при этом каждый из них старался подольше остановить взгляд на груди моей жены. Порывы ветра колыхали ее блузку и от этого еще явственнее проступала Светина грудь с острыми розовыми сосками. Проходящие мимо мужчины тоже жадно шарили глазами по ее груди. Мальчишки уже и не скрывали ни своих вздыбленных желанием членов в штанах, ни своего интереса к Светиным прелестям. Она тоже была изрядно возбуждена и время от времени льнула ко мне, целовала в щеку, шею, губы. Я давно не помнил ее такой раскованной и счастливой, казалось ей вновь восемнадцать. Изредка мы останавливались пофотографироваться на фоне дворцов и памятников. И вот Света предложила сняться на парапете возле очередного каменного льва. Я взял аппарат, остальные изобразили художественную композицию. Мальчишки встали по бокам, прислонившись на парапет, Света посередине, села на прогретый солнцем камень. При этом юбочка ее немного задралась, она чуть‑ чуть раздвинула ноги, и я без труда мог увидеть ее треугольник светлых волос между прекрасных ножек. Светка прекрасно понимала, ЧТО я вижу, и ЧЕГО не видят мальчишки (пока, по крайней мере), и поэтому озорно мне улыбалась. Я с трудом настроился на снимок, член мой пульсировал, бился в штанах в экстазе, а я лишь старался запечатлеть эту прекрасную картину на пленку.

‑ Готово, ‑ хриплым голосом сказал я.

‑ Теперь, мальчики, снимите нас с мужем, ‑ продолжая смеяться, попросила Света. Те с радостью согласились, я подошел к жене, она легко спрыгнула с камня и прижалась ко мне.

‑ Тебе понравилось, милый? ‑ шепнула она мне в ухо, пока мальчишки возились с фотоаппаратом.

‑ А ты разве не видишь? – я показал глазами на свой джинсовый холм, ‑ а тебе самой?

‑ А ты сам посмотри, ‑ предложила она и, взяв мою руку, положила ее на свою попку под юбкой. Я привычным движением нашел ее щелку, там было жарко и сыро.. Я обернулся и взглянул на каменный парапет, где только что сидела Света, и обнаружил там маленькое влажное пятно. Бедняжка, она все утро ходила возбужденной до крайности, истекая соками желания. Я поцеловал ее, она страстно впилась мне в губы, в это время щелкнул затвор фотоаппарата… Мы еще пару часов помотались по музеям и достопримечательностям города, жена постоянно провоцировала меня своей зовущей щелкой. Наконец, мой член начал побаливать от постоянного напряжения, Светка же лишь коварно улыбалась и украдкой гладила его сквозь джинсы. Миша и Дима тоже находились весь день в "приподнятом" состоянии, за обедом в маленьком кафе, я усадил их по обе стороны от моей жены, и они старались как бы случайно задеть ее грудь, даже не подозревая, КАКОЙ сюрприз у нее под юбочкой. Домой мы добирались около получаса в душном троллейбусе. Все устали, практически упали на свободные сиденья. На одной из остановок народу прибавилось, Нам со Светой пришлось встать, уступая места паре благообразных питерских старушек. Мальчишки наши продолжали сидеть. Мы с женой встали рядом с их сиденьем, Миша хотел было встать, уступая место Свете, но я остановил его:

‑ Не вставай, она и на коленках у тебя посидит. Света обернулась ко мне, хитро прищурилась и села на колени обалдевшему от радости подростку. НО! Садясь, она незаметно для остальных, даже для Димы, откинула юбку. Получилось, что она села ГОЛОЙ попкой на его колени!!! Миша ничего не заметил и довольный слегка обнял мою жену за талию. Дима с завистью глядел на сладкую парочку. Света же слегка развела ножки для устойчивости, я ждал, что сейчас из под задравшейся юбочки появится ее светловолосый лобок. Но движение юбки вверх остановилось буквально в пяти сантиметрах от заветного места, однако выглядело это ничуть не менее сексуально. Лишь я один знал, что у Светы под юбочкой ничего нет и потому был возбужден до крайности. Пару раз, когда троллейбус особенно сильно потряхивало на дорожных ямах, Миша, как бы случайно, дотрагивался своими ладонями до упругих грудей Светы, нахально просвечивающих сосками сквозь тонкий материал блузки. Моя жена незаметно наклонялась вперед, чтобы руки подростка полностью ощутили ее грудей, но так же быстро отклонялась назад, осторожно рукой сбрасывая его ладонь. Так мы доехали до нужной нам остановки, встали и направились к выходу. Миша, неловко согнувшись, пытался скрыть свой конфуз. На его темно‑синих джинсах как раз там, где все еще бугрилась ширинка растекалось более темное влажное пятно. Я прекрасно понял мальчишку – невозможно было не кончить, когда у тебя на коленях ерзает шикарная блондинка, и ты изредка имеешь возможность потискать ее груди. Но самое интересное, что чуть ниже, на правой штанине (там, где сидела моя жена) красовалось еще одно темное пятнышко, по форме повторяющее Светину щелку. Она текла от возбуждения всю дорогу, натирая влагалище грубой тканью джинсов Миши. Теперь настала моя пора волноваться, чтобы не замарать свои штаны, член мой был готов взорваться в любую минуту. Мы двигались по дороге к дому, подростки отстали, Дима был уже в курсе трагедии товарища и прикрывал его от нас. Светка же шла со мной под руку, как ни в чем не бывало, я рассказал ей о своих наблюдениях, она весело рассмеялась и спросила:

‑ А что, может покажем им наш секрет?

‑ Я думаю пока не стоит

‑ Отчего же, не будь собственником, милый, ‑ не унималась жена, дразня меня, ‑ ты же сам настаивал, что мальчикам пригодится сексуальное образование.

‑ Всему свое время, ‑ ответил я, спокойно. Света просто шутила, но я уже точно знал, что я хочу этого и может даже чего‑то большего.

8.

Мы пришли домой, мальчишки пошли к себе, Миша должен был переодеться, а мы с женой вместе направились в ванную, освежиться после напряженного дня. Едва успев скинуть с себя одежду мы принялись жадно целовать друг друга, стоя под струями теплой воды. Мой напряженный член наконец обрел свободу и теперь торчал вверх с блестящей от смазки малиновой головкой. Света терлась о него животом и коротко стриженными жесткими волосиками лобка, я ожесточенно мял руками ее задницу, прижимая извивающееся тело жены к себе. Я оторвался от жарких Светиных губ и начал упорно давить ей на плечи. Она сразу же все поняла, но попыталась сопротивляться. Я запустил руку ей между ног в горячую влажную бездну, стал настойчиво теребить ее клитор и губки, наконец, сопротивление ее было сломлено и Света со стоном опустилась на колени на дно ванной и нежно взяла мой член в свой ротик. Я тем временем выключил воду, чтобы жене было удобнее. Шум воды стих и стало слышно только шумные причмокивания Светы. Я застонал от накопившегося за день возбуждения. Ее мягкие губки нежно скользили по моему стволу. Она то заглатывала его целиком до яичек, то выпускала до середины головки, лаская при этом быстрым язычком головку. Я был близок к оргазму, тело мое напряглось, и впервые в нашей совместной жизни, я выпустил тугую горячую струю спермы в горло моей жены, глубоко засунув член ей в рот. Света попыталась вырваться, но я крепко держал ее за волосы, и она начала судорожно глотать мою жидкость. Когда первая волна наслаждения схлынула, я взглянул в окошко на кухню и увидел, что один из мальчишек оказался свидетелем нашей страсти, по‑моему это был Дима, он быстро исчез, а я вытащил усталый член изо рта Светы и удовлетворенный присел на дно ванной. Теперь была очередь жены получать удовольствие, она встала надо мной и присела своей щелкой на мое лицо. Я стал жадно ласкать ее языком, проводя им по горошинке клитора, по дырочке влагалища, щекоча анус. Вскоре Света застонала, выгнулась, тело ее мелко задрожало – она стала кончать. Вдруг она ойкнула, отскочила от меня и присела, обхватив себя руками.

‑ Там кто‑то подсматривает за нами! – вскрикнула она, показывая пальцем на смотровое окно.

‑ Я знаю, это пацаны балуются, ‑ спокойно ответил я, поглаживая ее по спине, ‑ им просто нужен объект для мастурбации, а ты слишком громко стонешь.

‑ Ты их видел и молчал?! – изумленно и вместе с тем обиженно воскликнула Света, ‑ да как ты мог?!

‑ А что тут такого? Ты же целый день сверкала своими прелестями, хорошо что они сегодня не увидели КАКАЯ ты была под юбкой.

‑ Но ведь это другое дело … ‑ уже слабо пыталась она возразить, но от возмущения не осталось и следа.

‑ Да ладно, успокойся, дорогая, от тебя не убудет, а мальчишкам в радость. Да и меня это тоже заводит.

‑ Правда? – удивленно спросила она и опустила взгляд на мой оживающий член, ‑ ты определенно извращенец. Это было сказано уже с улыбкой и я понял, что она не сердится ни на меня, ни на пацанов. Мы нежно поцеловались, помыли друг друга. Член у меня снова был в боевом положении.

‑ А ты никак не угомонишься, ‑ со смешком сказала моя жена, вытирая меня,

‑ Сашка, а ты правда заводишься, когда они на меня так глазеют, ‑ вдруг тихо спросила она, опустив глаза.

‑ Ага, так же как и ты, ‑ ответил я и увидел как она вспыхнула, ‑ все нормально. Я тебя к ним не ревную.

‑ Серьезно? – спросила она, натягивая на себя футболку и поглядев мне в глаза.

‑ Вполне, я считаю, что в отпуске ты имеешь полное право отдохнуть как тебе хочется, пофлиртовать с другими самцами и даже…,‑ тут я сделал паузу.

‑ Что даже? – сразу переспросила Света, ‑ переспать с ними?

‑ Заметь, не я это предложил, ‑ шутя сказал я.

‑ Да ну тебя, скажешь тоже, ‑ поняв, что я намеренно свел разговор в шутку, ответила жена и слегка шлепнула меня по затылку. Я понимал, что нельзя на нее сильно давить, иначе она просто взбунтуется и все пропадет. Она сама должна дозреть до желания этих малолеток, чтобы получить радость от их молодых и сильных тел. Мы вышли из ванной, и проходя мимо притихших на диване парней, Света погрозила им кулачком.

‑ Озабоченные, ‑ бросила она подросткам, ‑ онанисты потные. Я никогда не слышал от Светы таких выражений и потому был удивлен. Мальчишки потупились, оба сидели красные как раки, руками прикрывая свои бугры на штанах. Жена моя прошла в нашу комнату, а я пошел к подросткам.

‑ Ну что притихли, партизаны? – хмуро спросил я. – Кто подглядывал за нами?

‑ Я, ‑ тихо проговорил Дима, ‑ я не нарочно. Я только хотел узнать скоро ли вы выйдете?

‑ А в дверь стучать тебя не учили? – все еще грозно спросил я, ‑ вы жену мою напугали до полусмерти.

‑ Мы больше так не будем, ‑ вступился Миша за друга, он уже переоделся и сидел в спортивных штанах.

‑ На первый раз прощаю, ‑ "смягчился" я, и спросил уже дружеским тоном, ‑ Понравилось хоть?

‑ Ага, ‑ оживился Дима, ‑ чуть не кончил в штаны.

‑ Как Мишка в троллейбусе? – спросил я и мы все дружно засмеялись. Напряжение улетучилось, пацаны обрадовались тому, что я не стал устраивать разборки, а я был доволен разыгранным спектаклем. Мы выпили в знак примирения по бутылочке пива, Света легла пораньше спать, а мы с мальчишками начали вести откровенные разговоры. Мальчишки поведали мне про своих школьных подружек, про то, что они еще девственники, про то, что у Димы есть спрятанные видеокассеты с классной порнухой, под которую они вместе с Мишей не раз дрочили. Я заинтересовался, и через полчаса запыхавшийся Дима притащил из дома две кассеты с голыми грудастыми девицами на обложках. Миша включил магнитофон, и мы сели поудобнее. Первая кассета была обычной немецкой дешевкой, где пузатые мужики с плохо стоящими членами пытались трахать страшных немок с огромными влагалищами. Мальчишкам было этого достаточно и они, сначала стыдясь, а потом все откровеннее, начали дрочить свои возбужденные членики. Дима уже спустил штаны до колен и вовсю дергал рукой по своему стволу, Миша старался ничуть не меньше. Я тоже заметно возбудился, но прибегать к рукоблудию не стал, просто сидел и смотрел, больше на подростков, чем на экран. Вот Дима судорожно всхлипнул, дернулся в кресле и выпустил длинную белую струю на ковер, которая описав дугу, шлепнулась на пол. Миша ненамного дольше продержался, и его порция спермы выплеснулась белым трассером из дергающегося в конвульсиях члена. Пока они ходили мыть свои инструменты и потом оттирали ковер, я поменял кассету и спросил, глядя на Диму, ползающего с губкой на четвереньках.:

‑ А по сколько раз за вечер вы кончаете таким образом?

‑ Когда как.

‑ Иногда по три, а позавчера – Мишка пять раз кончил. Мой рекорд – семь раз, но это было только один раз, еще весной.

‑ За кем тогда удалось подсмотреть? – с усмешкой спросил я.

‑ За Мишкиной мамкой, она в ванной мылась, ‑ уже не стесняясь ответил Дима.

‑ А за сверстницами не пробовали подглядывать?

‑ За ними неинтересно, сисек нет, письки еще не очень…, ‑ откровенно рассказывал подросток.

‑ А Миша как же?

‑ А он тоже за своей мамкой постоянно подглядывает, когда она в ванной сидит.

‑ И как она тебе?

‑ Классная, у нее сиськи большие, волосы внизу черные, жопа большая, круглая. Рассказывая это Дима опять возбудился и к моменту, когда вернулся из ванной Миша, он уже снова мял свой член, сидя на полу. Миша не стал одевать штаны и вошел голый, тряся своим орудием.

‑ Дима сказал, что ты подсматриваешь за своей матерью, ‑ сказал я.

‑ Да, ‑ немного смутился подросток.

‑ И за моей женой тоже?

‑ Только один раз, ‑ ответил тот.

‑ Мы поговорили еще немного на подобные темы, потом я поднялся.

‑ Пора спать, ‑ сказал я, оставив мальчишек смотреть вторую кассету. На прощанье бросил:

‑ Если хотите сегодня посмотреть настоящий секс – минут через пять подходите к дверям. Только осторожно! Чтобы жена вас не заметила. Согласны?

‑ Конечно!!! – хором ответили они. Я вошел к себе, Света уже спала, лежа на боку и укрывшись легким покрывалом. Я осторожно откинул его, присел на краешек дивана, стал нежно поглаживать тело жены: ее восхитительные ножки, попочку, грудь. Затем наклонился к ее щелке и начал слегка целовать ее в светлый ежик волос. Света во сне что‑то промычала и чуть приоткрыла ножки, чтобы я мог лучше добраться до ее сокровища. Я скинул с себя всю одежду и снова приник к ее влагалищу, оно, оправдывая свое название, моментально стало мокрым. Я встал коленями на диван, осторожно ввел член в щелку жены и начал осторожно качать вперед‑назад, увеличивая амплитуду. Света стала просыпаться, зашевелилась подо мной, я обернулся и увидел приоткрытую дверь и две головы, торчащие в проеме. Я вытащил свой инструмент, когда понял, что жена окончательно проснулась, и теперь можно было двигаться в полную силу, лег на спину, затащил ее сонную на себя и, не обращая внимания на ее сонные протесты, насадил ее на свой торчащий кол. Света застонала, впилась мне в плечо зубами, а я начал вгонять в нее свой инструмент, давая возможность подросткам насладиться картиной живого секса. Они видели спину моей жены, и мой член, снующий в ее влагалище, слышали ее стоны и хлюпающие звуки ее горячего лона. Я не удовлетворился такой позой и через некоторое время встал, поставил Свету на раком на диване так, чтобы она стояла боком к дверям. Она положила голову на подушку и не видела горящих глаз из коридора, я же встал позади ее очаровательного зада и всадил член одним толчком до самого корня ей в мокрую щелку. Жена издала низкий стон и начала активно подмахивать попкой, она очень любила эту позу. Я старался держаться как можно дольше и через минуты три я начал бурно кончать. Светка во весь голос стонала, билась в затяжном оргазме. Запыхавшись, я рухнул на диван, член с чавканьем выпал из ее натруженной щелки. Света вытянулась на диване на животе, медленно приходя в сознание. Сквозь шум наших сердец я не слышал как ушли мальчишки к себе в комнату, но я был доволен.

‑ Концерт окончен? – вдруг тихо спросила меня жена.

‑ Что? – не сразу сообразил я.

‑ Они уже ушли к себе?

‑ Кто? – я "включил дурака".

‑ Не надо думать, что я такая наивная. Я уверена, что Миша и Дима стояли и смотрели как мы трахаемся. Разве нет? – она повернулась ко мне и посмотрела мне в глаза.

‑ Стояли, а сейчас вроде ушли уже, ‑ ответил я, обнимая и целуя ее.

‑ Им должно было понравиться.

‑ Еще бы, лучше, чем в кино.

‑ Я схожу в ванную, подмоюсь, ‑ шепнула Света и не одеваясь вышла в темный коридор, шлепая босыми ногами по полу. Я тоже встал и пошел в комнату к подросткам, они лежали каждый на своем месте: Миша – на диване, Дима – на полу, и старательно делали вид, что уже спят.

‑ Ну как? – спросил я.

‑ Здорово, ‑ отозвался Дима, ‑ я два раза кончил у дверей.

‑ А я – три, ‑ ответил Миша, ‑ вернее теперь уже три.

‑ Ну вы гиганты, пацаны, ‑ удивился я, ‑ не перетрудитесь, а то завтра яйца ломить будет.

‑ Не будет, ‑ ответили оба.

‑ Пошли спать, чего бродишь среди ночи, ‑ это Светка вышла из ванной и теперь стояла в дверях голая, прикрываясь руками, отчего была только соблазнительнее, потому что, практически ничего ладошками не закрывала. Я удивился ее смелости, она никогда раньше не красовалась обнаженной так открыто перед чужими пусть малолетними, но мужчинами. И хотя в темноте нельзя было рассмотреть ее тело во всех подробностях, но великолепную грудь, бедра и щелку можно было разглядеть, даже сквозь стыдливое прикрытие в виде растопыренных пальцев. Я взглянул на простыни, которыми укрывались мальчишки, они дружно топорщились в нужном месте, да и мой друг тоже начал оживать. Я подошел к жене, погладил ее волосы между ног и повел ее в нашу комнату. Мы быстро уснули, крепко обнявшись, я любил ее еще сильнее, чем прежде…

9.

Утром все вели себя так, как будто ничего ночью не происходило, и только белые пятна засохшей мальчишеской спермы у наших дверей напоминали о происшедшем. Света оделась как положено: топик, открывающий ее пупок и не скрывающий дерзко торчащих сосков, вчерашняя юбочка и никаких трусиков. Мы дружно позавтракали и направились на очередную экскурсию…

Так прошло три дня, ничего подобного больше не повторялось, мы старались не провоцировать подростков, а они не лезли подглядывать за нами при каждом удобном случае.

Вечерами я укладывал жену спать и мы с мальчишками смотрели по видику порнуху. Они уже не стесняясь меня скидывали штаны и, сидя в креслах, усиленно дрочили, глядя на заграничный секс. Меня больше возбуждало не созерцание силиконовых грудей заграничных шлюх и вялых членов их партнеров, а сами пацаны, их молодой вздыбленной плоти, густые всплески горячей спермы. Нет, я никогда не видел в них партнеров по сексу, просто глядя на молодых людей типа "всегда хочу" я вспоминал себя в их годы. Я тоже тогда мечтал о пышногрудой красавице, которая раскинет передо мной свои прелести и будет полностью в моей власти. И, наблюдая за мальчишками, я тоже спустил штаны, достал инструмент и начал дрочить. Так мы и коротали вечера. Иногда я после "ручной" работы приходил к спящей жене и вставлял ей в лоно свой инструмент. Ее недовольство быстро сменялось страстными всхлипами, что доставляло мне дополнительное удовольствие. Так закончилась неделя нашей жизни в северной столице.

10.

И вот однажды, когда мы как обычно отправились бродить по городу и случилось это. Полдня пролетели как обычно – в рассматривании разных музейных редкостей, соборов, дворцов. Света шла под руку со мной с одной стороны, и с Мишей или Димой – с другой. Подростки меняли друг друга в качестве кавалера моей жены, чтобы никому не было обидно. Близился обед и мы решили, что пора перекусить в каком‑нибудь в маленьком тихом уличном кафе. Вскоре мы набрели на нечто подобное. Кафе расположилось в тени деревьев старого парка, бревна, лежа вкопанные в посыпанную гранитной крошкой землю, служили стульями, столики были тоже больше похожи на журнальные (такие же низкие и небольшие), над каждым столиком был раскинут зонтик от солнца. Искать другое нам было лениво и, пока мальчишки смотрели меню у стойки, мы со Светой выбрали столик, благо кроме нас там никого не было. Сидеть было не очень удобно – менее чем на полметра от земли и колени получались гораздо выше зада.

‑ Для карликов что ли сделали? Или это детское кафе? – недовольно проговорил я, усаживаясь на бревно, отполированное до блеска.

‑ А ты подумал как буду сидеть я? – спросила моя жена.

‑ В каком смысле "как"? – не понял я.

‑ А в таком, что все мое "добро" выставлено как в Эрмитаже. Давай лучше уйдем отсюда. Я встал и быстро пересел на "скамейку" напротив сидящей Светы, это были места Миши и Димы,

‑ вид открылся неповторимый. Как ни старалась, моя жена не могла прикрыть свою щелку ни юбкой (она для этого была коротковатой), ни расположить ножки так, чтобы не были видны ее половые губки.

‑ Ничего особенного, ‑ стараясь быть спокойным, сказал я, хотя был готов изнасиловать жену прямо здесь на глазах у всех, ‑ они же видели тебя голой и не раз, так что прятаться не стоит. Тем более такую красоту.

‑ Ага, как вокзальная шлюха сижу здесь, зазываю мужиков, ‑ сердито ответила Света, пытаясь пересесть по‑другому.

‑ Ты не права, мы же оба знаем, что это нас заводит. Разве я не прав?

‑ Прав, конечно, но… одно дело дома, а другое на улице, ‑ уже слабо огрызнулась жена.

‑ А то, что ты почти неделю целыми днями ходила так по всему городу– это тебя не беспокоит?

‑ Но ведь ты сам просил меня об этом.

‑ Хорошо, если ты была бы в трусиках, ты бы осталась здесь?

‑ Наверное, но…

‑ Так вот и не надо беспокоиться, дай пацанам посмотреть на тебя, ничего с тобой не случится, все равно твоими трусиками многого не прикроешь. Да и вообще, они заслужили примерным поведением, чтобы увидеть немного живой эротики.

‑ Хорошо, ‑ подумав согласилась жена, ‑ только ты не ревнуй, если они будут не только смотреть.

‑ То есть?

‑ А вдруг им захочется не только смотреть, а и потрогать? А потом еще чего‑нибудь?

‑ Ну это я оставляю на твое усмотрение, если они будут делать тебе приятно – я не возражаю. Вот только насчет чего‑нибудь – не надо этого делать. Пока не надо. Тем временем подошли мальчишки, неся в руках по гамбургеру и пепси для каждого из нас. Я быстро пересел рядом с женой, освобождая "зрительские" места им. Сначала все происходило как обычно, затем я увидел как расширились глаза Миши, он тут же поперхнулся, глядя под юбку моей жены. Света сидела и ела как ни в чем не бывало. Дима принялся смеясь постукивать друга по спине, тот что‑то шепнул мальчишке сквозь кашель. Теперь настала очередь Димы уставиться с открытым ртом на щелку Светы. Я сделал удивленное лицо и спросил:

‑ Что‑то не так?

‑ Нет, все в порядке, ‑ смутились подростки, силясь отвести глаза от прелестей моей жены.

‑ Вы не знали, что Света ходит всю неделю без трусиков?

‑ ВСЮ НЕДЕЛЮ?!! – хором вскрикнули мальчишки.

‑ Да, ‑ спокойно ответила Света, жуя гамбургер, ‑ так удобнее, и прохладнее.

‑ Смотрите, не стесняйтесь, ‑ разрешил я, ‑ правда у моей жены самая классная киска в мире?

‑ Ага, ‑ заворожено ответили оба и снова уставились на Светин лобок.

‑ Светочка, раздвинь немного ножки, дай ребятам получше рассмотреть себя, ‑ попросил я, ‑ им ведь не показывают такое на уроках анатомии.

‑ Это уж точно, ‑ выдохнул Дима и, не в силах сдержаться, опустил руку под стол, теребя свой член сквозь джинсы.

‑ Как скажешь, милый, ‑ кротко ответила Света, играя роль послушной девочки, и бесстыдно широко расставила ноги. От этого юбочка ее задралась еще выше и стало видно практически все: и светлый коротко стриженный треугольник, и приоткрывшуюся влажную щель половых губ. Мальчишки испустили возбужденный вздох, оба уже забыли про еду и во все глаза таращились, пытаясь разглядеть все и запомнить в мельчайших подробностях. Через пару минут в кафе подошли другие посетители.

‑ Все мальчики, ‑ тоном строгого учителя сказала Света, убирая руки и сдвигая ножки, ‑ хорошего понемногу, десерта больше не будет. Мы встали. На нас (я имею ввиду мужскую часть экскурсантов) было больно смотреть со стороны. Джинсы у всех просто трещали по швам в области ширинок. Теперь всю дорогу подростки шли сзади нас, изредка приседая, чтобы убедиться, что под юбкой Света голая. Нас это крайне забавляло и не только. Несколько раз, когда мы оказывались в безлюдном месте, я приподнимал рукой Светину юбочку сзади и проводил пальцами по ее киске, Света шутливо отбивалась. Моя жена текла как Ниагарский водопад. Скоро ее соки можно было увидеть, потому что внутренние стороны ее бедер предательски заблестели, выдавая ее сильнейшее возбуждение. Нам пришлось скрыться в кустах, чтобы вытереть ее ножки и щелку незаметно для мальчишек. Экскурсия стала абсолютно никому не нужной и мы поехали домой. В автобусе было много места, но подростки стояли совсем рядом, пытаясь ненароком дотронуться до Светы. Эта невинная игра возбудила меня до крайности и я решился.

‑ Ребята, по–моему, сегодня можно устроить вечеринку, предложил я когда мы подходили к дому. Все дружно согласились, мы зашли в ближайший супермаркет, накупили там всякой закуски, я купил бутылочку сладкого "Мартини" для жены, пива и бутылку водки для "мужиков". Дома все почувствовали усталость от хождений по жаркому городу, а потому договорились немного поспать, а затем устроить пиршество.

11.

Мы с женой лежали на диване, ожившие после прохладного душа, Света ласкала руками мой член, я теребил пальцами ее клитор.

‑ Давай? – предложила она, моментально заводясь .

‑ Не сейчас, ‑ ответил я, ‑ предлагаю "69".

‑ Ладно, ‑ выдохнула моя жена, разворачиваясь. Она любила сидеть сверху, а потому перекинула через меня ногу, осторожно опустилась на мое лицо влажной жаркой щелкой, сама осторожно взяла в руку мой торчащий в потолок член. Я стал нежно ласкать ее пещерку языком, чувствуя как ее губки обхватывают головку моего члена. Ее соки струились мне в рот, она в экстазе терлась о мой подбородок своим влагалищем. Я сверлил языком ее влагалище, пару раз, когда она особенно высоко подпрыгивала на мне, мне удалось засунуть свой язык ей в анус. Света громко стонала и чмокала, лаская мой член, голова ее часто ходила вверх‑вниз. Я схватил ее руками за волосы, притянул к себе, проталкивая член глубоко ей в глотку. Светка замычала, прижалась к моему рту щелкой. Кончили мы одновременно. Я удивился, что она не стала доставать мой член изо рта, когда тот извергал потоки спермы, как она это делала раньше. Она просто жадно проглотила все, язычком нежно вычистила мой ствол и только тогда выпрямилась. Это было второй раз в нашей совместной жизни. Я в это время боролся с ее потоком тягучих соков, целуя взасос ее половые губки и покусывая клитор. Немного отдышавшись, мы разлепились, легли в изнеможении. Идти мыться сил уже не было, мы нежно поцеловались, благодаря друг друга за доставленное удовольствие и заснули. Я обнаружил вкус своей спермы на ее губах – я впервые попробовал мужскую сперму на вкус.

12.

Нас разбудил Миша около девяти часов вечера, зайдя в комнату и осторожно потряся меня за плечо. Глаза его при этом пожирали обнаженную грудь моей жены, неприкрытую покрывалом. Я дал ему понять, что проснулся и, взяв его руку, провел его ладонью по теплой упругой груди спящей Светы. Подросток судорожно вздрогнул всем телом. Я убрал его руку и жестом показал, что мы сейчас встаем. Мы вышли уже к накрытому столу, мальчишки расположились в креслах, предоставив нам диван. Света накинула на себя лишь легкое летнее короткое платьице. Пацаны восхищенно смотрели на мою жену. Мы сели к столу, после третьего тоста напряжение ушло, пошли разговоры обо всем. Рассказывали анекдоты, веселые истории из жизни, после полутора часов сидения за столом народ созрел для танцев. Миша включил заводную музыку, мы отодвинули стол и кресла в сторону и ринулись на образовавшийся пятачок. Свет выключили, оставив лишь маленький торшер "для интима". Мы все порядком напились, мальчишки смотрели на нас остекленевшими глазами и двигались хаотично, Света тоже раскраснелась от своего Мартини и уже плохо соображала. Я раскрутил ее на канкан и моя жена, весело повизгивая, вместе со мной высоко вскидывала ножки, открывая подросткам свою неприкрытую трусиками щелку. Те, глупо улыбаясь, смотрели ей под юбку. Затем настала пора медленных танцев. Я уступил первые танцы мальчишкам, и сначала Миша, а затем Дима поочередно, в течении двух медленных композиций каждый, щупали прелести моей жены. Ее юбочка уже задралась, почти открывая сзади полный обзор ее круглой попки, Света и не пыталась одернуть платье, лишь прижималась к очередному кавалеру и медленно раскачивалась в такт музыке, закрыв глаза. Подростки сели в кресла, штаны у них трещали от возбуждения. Я был третьим партнером жены за вечер. Прижав ее к себе, я шепнул ей на ушко:

‑ Дорогая, ты в порядке?

‑ Да, ‑ ответила она, положив мне голову на плечо.

‑ Я хочу тебя, ‑ страстно прошептал я и прижался к ней своим спрятанным в штаны членом.

‑ Я тебя тоже, ‑ ответила она и страстно впилась в мои губы. Я стал мять руками ее попку сквозь тонкое платьице, она опустила одну руку на мою ширинку и стала настойчиво поглаживать моего друга. Мы медленно раскачивались в такт разливающейся мелодии, я уже не осторожничал. Я поднял ее платье выше пояса, закрепив ткань на ее талии, теперь она была полностью голая и открытая для обозрения ниже пояса. Подростки схватились руками за свои бугры в штанах. Света тоже времени даром не теряла, она ловко расстегнула мои штаны и извлекла мой стоящий колом член. Нежные пальчики моей жены ласково теребили головку моего инструмента, я же в это время орудовал пальцем в ее горячей щелке. Ее соки текли по моей ладони. Подростки были не в силах сдерживаться, алкоголь сделал свое дело, и оба спустили штаны до колен, достали свои игрушки и дружно начали дрочить, глядя на наш "танец".

Я стал двигать Свету спиной к креслу, в котором дрочил Миша. Мы остановились перед самым его лицом. Причем для того, чтобы не зацепиться за его ноги, я расставил ножки своей жене. Теперь она стояла с расставленными на ширину плеч ногами, открывая Мише полный обзор ее текущей щелки, при этом медленно покачивала бедрами. Подросток откинулся на спинку кресла, отчаянно дроча. Дима сидел рядом, скорость его движений руки была близка к скорости электрической швейной машины, он отрыв рот с завистью смотрел на удачу своего товарища.

13.

Я медленно начал приседать перед Светой, гладя руками ее извивающееся тело, бедра, ноги, затем так же медленно поднялся, давая понять жене, что теперь ее очередь для эротических телодвижений. Она так же медленно стала приседать, оттопыривая прекрасную попку прямо в лицо Мише. Я слегка надавил одной рукой ей на плечи, опуская ее все ниже. Другой рукой я взял свой член и направил его головку ей в лицо. Света наклонилась и присела еще ниже и, не удержав равновесие, села на голые колени Миши. Тот от неожиданности подпрыгнул, выпустил из рук свой член и замер, не зная что делать. Я удержал жену на коленях подростка, ее лицо было прямо напротив моего паха, и я ткнул бордовую головку своего члена ей в губы. Света окончательно завелась, и не обращая внимания на толстый мальчишеский член, который торчал между ее расставленными ногами, приняла мой инструмент в свой горячий влажный ротик. Ее язычок сноровисто облизал головку члена, поиграл с дырочкой, откуда уже выделялась моя смазка. Я протолкнул своего друга глубже ей в рот, ее красные губки плотно обхватили ствол и я начал качать бедрами назад‑вперед. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. Послышались привычные сосущие звуки из ее рта и тихие стоны возбужденной до крайности женщины. Она уже не могла оторваться от моего члена, и я воспользовался этим. Я нагнулся, взял ее руками за подмышки и приподнял, сделав шаг назад. Как я и ожидал, Света привстала с коленей Миши, потянувшись за моим членом. Я тут же негромко скомандовал совсем обалдевшему подростку:

‑ Чего ждешь? Вставь ей! Его не надо было просить дважды, Миша лихорадочно схватил трясущимися руками свой член и приставил его к влагалищу моей жены. Я надавил руками на плечи Светы и она послушно стала опускаться на ждущий член подростка. Миша от волнения и по неопытности никак не мог попасть куда надо, судорожно тыкаясь головкой в промежность моей жены.

‑ Помоги мальчику, ‑ сказал я, обращаясь к жене, ‑ дай ему попробовать твоей пизды. Я никогда не матерился в присутствии жены, но в данной ситуации это лишь еще больше завело ее. Она нашарила рукой под собой член подростка, схватила его и ввела головку себе в лоно. Стон, вырвавшийся из ее губ, означал начало новой жизни. Миша вошел в нее. Ее горячее влагалище обхватило его молодой член, его смазки и ее соки смешались. Началась оргия.

Света стала яростно прыгать на члене Миши, взасос сосать мой член и громко стонать. Я обратил внимание на Диму, сидящего рядом. Жестом я подозвал его к себе. Тот мигом вскочил, сбросил мешавшие ему штаны и голый, с торчащим членом вмиг оказался рядом. Я приблизил его к лицу жены, орудие его было в десяти сантиметрах от ее губ. Затем вытащил у светы изо рта свой мокрый член и быстро засунул туда Димин инструмент. Теперь я мог со стороны наблюдать за страстной троицей. Моя жена, обезумела от желания: она рычала как тигрица, насаживаясь на член Миши и заглатывая до яичек член Димы. Количество ее оргазмов со стороны было определить невозможно, казалось, это был один затяжной оргазм. Вскоре и Миша забился в под Светой и впервые в жизни вогнал порцию молодой спермы в тело женщины. Дима тоже был близок к завершению. Я подошел к совокупляющейся троице, отодвинул Диму, отчего и он и Света издали возмущенный стон. Я, не обращая внимания на их недовольство, снял жену с члена Миши. Поставил ее раком на пол. Света выгнула спинку, расставила ножки – она была великолепна. Сперма Миши капала из ее щелки крупными белыми каплями на ковер. Я взял Диму за член, сам приставил его во входу в раздроченное влагалище своей жены и подросток смело ввел инструмент куда нужно. Я же вновь занял ротик Светы и вновь начались скачки. Кончили мы почти одновременно. В последний раз я так бурно кончал лет десять назад, сперма моя текла по подбородку жены, а сзади Дима обессилено сполз на пол, тяжело дыша.

Несколько минут мы все лежали без движения, приходя в себя. Затем я встал, поднял жену с пола и повел ее в душ. Она выглядела счастливой свежеоттраханной шлюхой и потому была невероятно прекрасной. Я нежно вымыл ее красные половые губки струей теплой воды, смыл всю сперму мальчишек с ее влагалища. Света благодарно меня поцеловала:

‑ Спасибо тебе любимый, ‑ прошептала она, ты на меня не сердишься?

‑ За что, глупенькая?

‑ За то, что я трахнулась с ними. Ты не ревнуешь?

‑ Нет, успокойся, любимая. Тебе ведь было хорошо?

‑ Да, очень. Я потеряла счет оргазмам, их было, наверное, больше десятка. Со мной такое впервые в жизни. Я чуть не потеряла сознания от такой страсти.

‑ Ты можешь заниматься любовью с кем хочешь и сколько хочешь до самого отъезда. Я же обещал, что в отпуске ты можешь себе позволить расслабиться. Только побереги себя – не подхвати какой‑нибудь заразы. Эти мальчики спали с женщиной в первый раз и нет ничего страшного в том, что они не надели презервативы. А могут попасться всякие мужики, прошу тебя – будь осторожнее. Хорошо?

‑ Договорились, любимый. Я хочу быть самой страстной шлюхой в Питере. Ты не против?

‑ Нет, если ты не перестанешь любить меня.

‑ Никогда, ты самый главный мужчина в моей жизни. Ты ‑ мой муж и отец моей дочурки. Мы нежно поцеловались, я вытер ее и мы обнаженные вернулись в комнату.

14. Подростки уже пришли в себя и о чем‑то негромко переговаривались, голыми сидя в креслах. В комнате стоял запах свежей спермы, возбуждая всех нас снова. Я предложил расстелить на полу матрас, чтобы продолжить веселье. Члены мальчишек моментально встали. Мы за минуту справились с задачей – траходром во всю комнату был готов. Все в ожидании посмотрели на Свету. Она обиженно (в шутку, конечно) заявила:

‑ Я вас ласкала язычком, а вы меня нет. Неблагодарные.

‑ Так, парни, ‑ сказал я, ‑ будем исправляться. Я усадил жену в единственное оставшееся в комнате кресло и закинул ее ноги на подлокотники.

‑ Подходи по‑одному, ‑ скомандовал я. Дима подошел первым, встал на колени перед креслом и замер, разглядывая нежные розовые губки влагалища вблизи и при свете.

‑ Чего застыл? – спросил я, ‑ дама ждет. Он неумело провел языком по щелке снизу вверх. Мне пришлось направлять юношу, показывая где надо тщательно работать. Жена закрыла глаза и вскоре начала постанывать и двигать бедра навстречу языку моего способного ученика. Миша сидел рядом с другом, наблюдая за его действиями. Через несколько минут такой сладкой пытки, я отодвинул Диму и освободил место для Миши. Тот успешно подхватил эстафету. Света уже металась в кресле, громко крича, отдавшись новой волне оргазмов. Я развернул жену в кресле так, чтобы она встала раком, положив голову на спинку кресла. Я стал нежно обрабатывать своим языком коричневое морщинистое колечко ее ануса, временами глубоко проталкивая язык в ее кишку. Света забилась в кресле еще сильнее.

Тут я увидел как Миша заправил свой член ей в рот и энергично задвигал бедрами. Я вставил член в лоно жены, там было горячо и сыро. Оставшаяся там сперма подростков, пузырясь вокруг моего члена, с хлюпающими звуками выходила из ее щелки. Дима наблюдал за нами, дроча свой член в ожидании своей очереди. Мы, не договариваясь, быстро разъединились, сползли на пол и вновь слились в сумасшедшей страсти. Я ввел палец в анальное отверстие Светы, затем второй, растягивая его стенки. Затем, вынув хорошо смазанный член из ее влагалища, одним толчком вставил головку в девственное отверстие жены. Она протестующе замычала, задергалась, ноя удержал ее в таком положении. Конечно, можно было предоставить право "вскрыть" попку жены кому‑нибудь из мальчишек, но я хотел быть там у нее первым. Я вытащил член из ее ануса, дырочка ее пульсировала, сжимая отверстие. Мы расположились следующим образом: Дима лег на спину на пол, жену я посадил сверху на его член, Миша продолжил трахать ее сладкий ротик, я же опять приступил к осаде "последнего бастиона". Смазав пальцы о мокрый член Димы, снующий во влагалище Светы, я обмазал головку, вновь приставил к ее темному колечку. С третьей попытки мне удалось войти в восхитительную узкую и горячую дырочку жены. Света уже не сопротивлялась, она только громко мычала, дергаясь между двумя крепкими молодыми членами. Я подождал, пока она немного привыкнет к ощущению моего члена у себя в попке, и стал медленно вводить его дальше. Вскоре я был весь там. Как приятно и крепко охватывала она моего друга. Чтобы не причинить жене боль от наших несогласованных толчков, я предложил синхронизировать процесс и, после нескольких фрикций, мы отлично поймали ритм. Снизу через тонкую перегородку я ощущал горячий Димин член, скользящий в такт с моим, Миша вовсю старался спереди. Вскоре мы все кончили почти одновременно, излив горячие тягучие потоки во все отверстия Светы. Она жадно с благодарностью приняла все.

Мальчишкам не нужен был продолжительный отдых – их натруженные онанизмом молодые члены практически не потеряли своей силы. И когда я вышел из попки жены, они продолжили трахать мою Свету. Теперь уже НАШУ Свету, поскольку она активно отдавала свое опытное тело их молодым инструментам. Моя сперма медленно стекала между полушариями ее попки, смешиваясь с соками Димы. Миша моментально заменил меня, заняв разработанный мною анус Светы. Она, похоже, уже не замечала кто и куда ее трахает, сосредоточившись на своих ощущениях. Из освободившегося от членов рта ее вырывалось нечто животное: стоны, хрипы, повизгивания. Она потеряла счет времени и ощущение реальности, один непрекращающийся оргазм сотрясал ее тело. Мальчишки за вечер по пять раз кончили ей в разные отверстия. Я же добавил ей во влагалище и в ротик свою сперму лишь дважды. Закончилась оргия часов в пять утра, когда обессиленные мы улеглись спать.

15.

Проснулись мы поздно, я сразу же повел жену отмываться от нашей спермы. Света с кругами под глазами вся светилась от счастья. Едва выйдя из ванной, она слилась в поцелуе с Димой. Тот немедленно повел ее в комнату, уложил на спину и оттрахал в натруженное влагалище. Тут же его заменил Миша, влив утреннюю порцию спермы в лоно Светы. Она поднялась и снова пошла подмываться. Больше я не владел ситуацией, мы никуда не пошли в этот день. Как, впрочем, и в следующие два.

Подростки упражнялись с моей женой с утра до вечера, мне тоже удавалось вставить в свободное отверстие свой член. Миша и Дима, казалось, не насытятся никогда. Света просто млела от их крепких, горячих членов. Щелка ее теперь была постоянно увлажнена, приглашая готовый член, попка была всегда густо смазана вазелином, чтобы беспрепятственно пропускать нас. На губах ее я постоянно ощущал привкус чьей‑то спермы. Спала она теперь не более четырех часов в сутки. Постоянно, то из одного угла, то из другого слышалось ее сладострастное всхлипывание, хлюпающие звуки члена, разрабатывающего одно из ее отверстий любви. Мальчишки уже поднаторели в сексе, Света оказалась прекрасной учительницей в этом деле. Она смело экспериментировала с ними, учила их доводить до оргазма опытную женщину. Не было поз, которых бы они не перепробовали. Подростки пристрастились к оральному сексу, приятно удивив Свету. Она раскидывала ножки и они вместе вычищали ее заполненные спермой дырочки. Я стал фотографировать все ее смелые эксперименты. За эти дни я извел две катушки пленки.

Наши экскурсии продолжились лишь через четыре дня после того памятного вечера. Мы вышли в город просто погулять. Светка сияла от радости, заигрывала со мной, с ребятами. Трусиков она по‑прежнему не одевала, а потому мы могли в любое время залезть туда рукой и пощекотать пальцами ее клитор. Когда ребята достаточно возбудились, никто не захотел терпеть – мы просто зашли в какой‑то подъезд глухого питерского двора. Я и Дима встали на страже, а Миша отвел Свету в сторонку, нагнул ее лицом к стене, расставил ей ноги и, достав свой член, быстро ввел его во влагалище моей жены. Снова до нас донеслись сдавленные стоны Светы, ритмичные шлепки Мишиных яиц о ее попку, хлюпающие звуки из ее щелки. Когда Миша кончил, его место занял Дима, а потом уже я. Мне нравилось "плавать" членом в переполненном чужой спермой лоне моей жены. Все время, что мы трахали ее, мы по очереди снимали друг друга. В конце Миша и Дима тщательно вылизали ее влагалище, выпив и мою порцию спермы. Приведя себя в порядок, мы двинулись дальше. За день еще трижды "останавливались" таким образом.

Вечером мы продолжили расширять наши кругозоры. В то время, когда Свету зажали на полу , трахая ее в обе дырочки: Миша ‑ снизу в щелку, Дима – сзади в попку, я ненадолго сунул член в рот жены для смазки его слюной. Затем обошел троицу, пристроился сзади Димы и с усилием вогнал член наполовину в его девственный анус. Тот немедленно вскрикнул, попытался соскочить с моего орудия, но я крепко держал его за бедра:

‑ Ты трахаешь мою жену всю неделю, а сам не даешься, нехорошо, ‑ сказал я ему на ухо, ‑ расслабься – вдруг понравится? Дима затих, давая мне возможность разработать его отверстие и полностью вогнать свой член в его попку. Я впервые трахал мужика в зад, тугое кольцо его ануса так же плотно охватывало моего друга. Я начал двигать его бедра вперед‑назад, тем самым трахая одновременно им попку своей жены и своим членом его зад. Кончили мы бурно, я излил сперму ему в кишки, он – в зад моей жены. Когда Дима ушел подмываться, я сказал Мише, что он будет следующим. Тот стал отказываться, говоря, что он не голубой. На это я заметил, что я тоже предпочитаю женщин.

‑ Но у вас, парни такие тугие попки, что отчего бы мне не поиметь вас? Иначе не видать вам моей жены, снова будете дрочить перед телевизором. Этот аргумент подействовал, Миша развернулся, расставил ноги, нагнулся и раздвинул руками ягодицы. По моей просьбе Света обильно смазала его анус вазелином и уже по своей инициативе легла перед ним, ввела его член себе во влагалище. Я вставил свой воспрявший член в попку другого мальчика. Все получилось прекрасно, Миша кончил очень бурно, переживая новые ощущения…

Так мы и продолжили, теперь я мог трахать любого, когда захочу. Более того, я приучил подростков брать свой член в рот. Им нравилось быть как в активной роли, когда они трахали мою жену, так и в пассивной, когда подставляли свои попки или ротики для моего члена. Я же не позволял в отношении себя вольностей. И лишь однажды, когда Миша трахал Светину щелку, а я в это время ласкал языком ее клитор, член его с хлюпаньем выскочил из ее дырочки и уставился на меня своей головкой. Я открыл рот и впустил его в себя, облизывая соки моей жены с его члена. Миша, поняв, что произошло, заурчал от удовольствия. Света принялась сосать мой член, я работал языком с Мишиной игрушкой. На вкус это была солоноватая терпкая горячая сосиска. Через минуту мне загнали член глубоко в горло и рот мой наполнился солоноватой тягучей молодой спермой. Я выпил все, затем облизал его головку и выпустил член на волю. Миша был доволен тем, что получил компенсацию за использование мной его в качестве женщины. Затем я проделал то же самое с Диминым орудием, распробовав его сперму. На этом мой "голубой" опыт завершился.

16.

Наш отпуск подходил к концу. На общем собрании мы единогласно решили устроить "прощальные гастроли". Это должна быть настоящая незабываемая оргия на всю ночь, Света просто горела желанием. Ей не пришлось долго упрашивать у меня разрешения. Я видел, что с этими мальчишками она вновь превращается в юную девушку красивую, веселую, озорную и бешено сексуальную. Единственно, что меня беспокоило, выдержит ли ее прекрасное тело такие секс – нагрузки, но жена умела меня убеждать, она сказала, что как только она устанет, то тут же даст мне знать. Для оргии пригласили всех друзей Миши и Димы, которых удалось найти в городе, но про наши планы им естественно ничего не сказали. Набралось человек двенадцать. Все парни. Я попросил для себя одну девочку, зная что мне придется долго ждать своей очереди около Светы. Один из парней, Костя, согласился взять с собой свою старшую сестру. Как мне сказали, "ей уже 17 лет".

Мы готовились к вечеринке целый день. С утра навели порядок в комнатах, проветрили стойкий запах спермы, пропитавший квартиру. Закупили продуктов, выпивки. Я настоял на том, чтобы купили целую коробку презервативов для гостей. Света полдня провела на кухне, готовя нехитрые закуски в огромных количествах, затем она занялась собой. Выбрила наголо лобок по просьбе мальчишек и стала похожа на маленькую девочку, прочистила кишечник найденной у Миши клизмой, после чего обильно смазала анус вазелином, наложила яркий макияж. Мы были готовы к последней ночи в Питере. У нас в кармане лежали билеты на обратную дорогу. Утром мы должны были покинуть северную столицу и отправиться домой, где я снова стану примерным мужем, а света – образцовой женой и заботливой матерью.

17.

Народ стал собираться к восьми часам вечера. Все пацаны были в возрасте от 13 до 16 лет. Пришел и Костя – щуплый подросток лет 14‑ти со своей сестрой Леной – невысокой брюнеткой с правильными чертами лица и почти детской фигурой. Она была одета в длинное летнее платье. Я наверняка догадался, что девушка имеет комплекс по поводу своей маленькой груди – она была еле видна даже с бюстгальтером – и узких бедер, как у мальчишки. Лена явно чувствовала себя неуютно в компании из одних пацанов. Я галантно предложил ей свою опеку, отчего она смутилась окончательно, но села рядом. Когда все собрались в комнате за столом, вышла Света. По комнате прокатился вздох восхищения. Представьте себе компанию малолеток, в которую заходит сногсшибательная блондинка в полупрозрачной маечке, которая ничего не прикрывает. Темно‑ розовые соски просвечивали сквозь ткань, легко просматривались упругие округлые груди, подрагивающие при каждом ее шаге. Светлая мини юбочка "колокольчиком" была из легкого летнего материала позволяла каждому увидеть тугую круглую попку моей жены, темную полосу между полушариями ее упругих ягодиц. Я никогда не видел жену в таком наряде. Так одевались или молоденькие школьницы, чтобы показать себя сверстникам, или проститутки. Света больше походила на невинную девочку, которую пригласили на детский утренник на чашку чая с тортом, для полноты картины не хватало бантиков в волосах. Она проследовала под восхищенными взглядами подростков ко мне и присела на стул. Я сидел как персидский шах. С одной стороны расположилась моя очаровательная жена, мысленно готовящаяся отдаться всей этой тусовке, с другой – смущенная девочка Лена, которую я собирался развратить за эту ночь. Веселье началось.

Как мы и планировали, за час мы выпили и поели практически все, что было на столе. Света настояла на том, чтобы спиртного было не очень много, чтобы мальчишки не напились и не попадали под стол раньше времени. Ей нужны были их бодрые молодые члены, переполненные похотью и спермой. Теперь же все были достаточно раскрепощены и подогреты ровно настолько, чтобы можно было переходить к части второй – танцам. Мы сдвинули стол и диван с креслами в коридор, Миша "создал интим", погасив свет, и включил музыкальный центр. Все ринулись танцевать. Я заранее извинился перед женой, что я не смогу уделять ей много внимания:

‑ У меня на сегодня другие планы. Да и у тебя сегодня кавалеров предостаточно, а впереди тяжелая работа на всю ночь.

‑ Смотри, не влюбись в эту малолетку, ‑ с улыбкой ответила Света, ‑ а то я буду ревновать.

‑ Да у тебя не будет для этого времени, смотри – у некоторых штанишки уже топорщатся. Да и повода к ревности я тебе не дам, если все получится, то это будет просто животный секс. Ты для меня всегда будешь той единственной, которую я люблю,. – с пафосом сказал я последнюю фразу и мы оба рассмеялись. Тем временем наступила очередь медленных мелодий. Я быстро разыскал Леночку, схватил ее в свои объятия, прижал к себе хрупкое девичье тело и мы стали танцевать. Я глазами нашел свету. Моя жена танцевала с Мишей, прильнув к нему всем телом и положив ему голову на плечо. Миша руками обхватил упругие ягодицы партнерши и вовсю мял попку моей жены на глазах у всех. Я шепнул на ушко Лене:

‑ Смотри, как танцуют. Ты не против, если я сделаю так же?

‑ А может не надо, ‑ тихо попросила девушка.

‑ Почему нет? Я не сделаю тебе ничего плохого. Договорились? Я, не слушая ее ответа, накрыл ладонями ее маленькую попку. Она попыталась вырваться, но я остановил ее поцелуем в щеку. Лена замерла от неожиданности. Я воспользовался моментом, наклонился к ее губам и осторожно поцеловал ее мягкие теплые губы. Девушка совсем потерялась, она беспомощно стояла вплотную ко мне, не вырываясь. Я погладил ее худенькую спинку, нежно обнял за плечи и прижал к груди. Света тем временем времени даром не теряла, она страстно целовала Мишу, который уже шарил руками у нее под юбкой. Затем она что‑то шепнула на ухо Мише, отошла от него и сама пригласила какого‑то паренька лет 15‑ти. Тот, смущенный вниманием такой шикарной взрослой женщины, неловко обнял ее. Света стала форсировать события. Она прижалась к подростку, положила его руки себе на задницу и что‑то горячо зашептала ему на ухо. Пацан окончательно обалдел, лишь несмело шарил руками по покрытой юбкой голой попке моей жены.

Я наблюдал за проделками своей жены и продолжал прижимать к себе Леночку. Девушка уже покорно принимала мои ласки, более того, она стала несмело отвечать мне на прикосновения, поглаживания. Я таранил ее плоский животик своим могучим членом, рвущимся из штанов. Руками держась за ее ягодицы, я вжимал ее бедра в свои. Музыка была сплошь медленная и мы продолжали неторопливо раскачиваться, стоя посередине комнаты.

‑ У тебя есть парень? – спросил я ее.

‑ Нет, мы недавно поссорились, он меня обманул.

‑ Значит ты пришла сюда, чтобы отомстить ему?

‑ Нет, просто не хотела сидеть дома одна, ‑ ответила она и впервые за наш долгий танец улыбнулась мне. Я вновь нежно притронулся к ее губам, они податливо открылись и мы слились в долгом поцелуе.

‑ А как насчет твоей жены? – спросила она, осмелев, когда мы оторвались друг от друга.

‑ Она в порядке, здесь столько кавалеров, что ей некогда меня ревновать. Мы еще немного поболтали. Лена удивилась нашим свободным отношениям в семье. Знала бы она, что еще каких‑то три недели назад мы были вполне "нормальной" семьей. Разговор наш часто прерывался затяжными поцелуями, я чувствовал, что девушка начала заводиться. Дыхание ее стало прерывистым, а поцелуи наши все более страстными. В перерывах я замечал, что Света уже в который раз меняет партнера по танцам, и каждый из них мял своими ручонками ее попку. Парочка ребят, кто посмелее, открыто взасос целовали ее, щупали грудь. В воздухе явно стоял запах секса. Пора было переходить к третьей части вечера – групповухе.

18.

Я попросил Лену выйти со мной на кухню, чтобы нам не мешали. Хотя мы и здесь могли продолжать спокойно целоваться. Я хотел, чтобы Свете ничего уже не мешало заняться "делом". На выходе я поймал Диму:

‑ Я увожу Лену, а вы начинайте, ‑ шепнул я ему, ‑ а то Светка течет уже вся. Не успеете все за ночь натрахаться – опять будете в кулак кончать. Тот кивнул и пошел к моей жене, целующейся с очередным малолеткой. Он отодвинул от Светы мальчонку не старше 13‑ти лет и громко сказал:

‑ А теперь – СТРИПТИЗ!!! В это время Лена шмыгнула от меня в туалет по своей надобности и я, довольный что смогу посмотреть начало, встал в дверях комнаты. Дима подозвал Мишу и они втроем стали исполнять медленный танец с раздеванием. Сначала оба парня стянули через головы свои футболки и стали полуголыми телами тереться об извивающееся перед ними тело Светы, одновременно поглаживая ее грудь и ножки в четыре руки. Временами их руки задирали юбочку так, что всем была видна голая попочка моей жены. Света закрыла глаза и поплыла навстречу наслаждению. Она подняла руки вверх, мальчишки тут же схватились за края ее маечки и потянули ее вверх. Света стала немного приседать, и вскоре общий возглас восхищения, прокатившийся по комнате, известил, что жена моя лишилась части одежды. Ее упругие груди с торчащими сосками покачивались в такт музыке. Миша зашел сзади и приподнял снизу руками ее груди. Дима тем временем уже стоял на коленях перед Светой и усиленно наглаживал руками ее ножки, особенно долго задерживаясь на ее попке. Света издала протяжный стон, откинулась назад на Мишу, предоставляя Диме простор для действия. Тот засунул пару пальцев ей во влагалище и стал трахать ее щелку рукой. Светка буквально насаживалась на его руку. В комнате все открыв рот наблюдали за похотливой троицей. Многие уже сидели на полу, достали из штанишек свои членики и вовсю дрочили в полумраке. Наконец трио развалилось, Миша и Дима стали лихорадочно скидывать с себя штаны и трусы. Света продолжала танцевать, поглаживая груди и теребя свои соски. Подростки с торчащими членами вновь прижались к моей жене и стали постепенно стягивать ее юбку. Обнаженные тела переплетались между собой, горячие руки мальчишек скользили по мраморному телу Светы. Юбка упала к ногам моей жены и всем предстала восхитительная картина обнаженного женского тела. Миша целовал Свету в шею сзади, руками захватив ее груди, Дима вновь опустился на колени и впился губами в гладко выбритые половые губы моей жены.

Сзади меня вдруг послышался тихий вскрик. Я обернулся и увидел Лену, которая вышла из ванной и застыла с открытым ртом и вытаращенными глазами. Я обнял ее и прошептал:

‑ Не волнуйся, они давно так развлекаются.

‑ И ты не ревнуешь???!!! – она перешла на свистящий шепот.

‑ Нет, она все равно меня любит, а с ними просто развлекается. Женщинам иногда хочется быть шлюхами, хотя бы ненадолго. А у нас отпуск, пусть "отрывается" в свое удовольствие. Лена в шоке продолжала смотреть на начинающуюся оргию. Я быстро сходил в нашу комнату и принес оттуда загодя припасенную упаковку с презервативами. Когда я вернулся в комнату, Света уже стояла раком в центре комнаты, Миша яростно трахал ее сзади, Дима заталкивал свой инструмент ей в рот. Я передал коробку сидящему у выходя мальчишке, который открыв рот наблюдал за сценой секса, не переставая быстро дрочить:

‑ Держи, пригодится. Раздай каждому ‑ пусть надевают. То кивнул, выпустил из рук член и пошел раздавать резинки, болтая торчащим членом из стороны в сторону. Я обнял сзади Лену, она стояла на прежнем месте. Все увиденное настолько распалило ее, что она тут же обернулась и впилась в меня, яростно целуя. Из комнаты доносились громкие стоны Светы, которые едва не заглушали музыку. Первые ее партнеры за вечер были близки к оргазму. Сама же она давно кончила, возможно даже не один раз. Несколько "зрителей" уже выпустили на пол первые струи горячей молодой спермы.

19.

Я продолжил ласкать Леночку, тиская ее попку сквозь платье. Один подросток попытался составить нам компанию, но в мои планы не входила групповуха, по крайней мере пока, и мне пришлось защищать мою принцессу. Девушка уже была заведена до крайности и я приступил к главному. Я повернул ее лицом к комнате, где Мишу и Диму уже сменили другие подростки. Они жадно вонзали свои члены в тело взрослой женщины, бьющейся в непрекращающемся оргазме. Лена смотрела на эту оргию, я опустился на колени перед ней, запустил руки под длинную юбку. Руки мои начали нежно поглаживать ее ножки, добрались до трусиков. Лена вздрогнула, когда мои пальчики отодвинули в сторону ее намокшие трусики и проникли в ее влагалище. Она слабо попыталась меня остановить, но в атмосфере всеобщего сексуального напряжения, это было бесполезно. Я стянул ее трусики, она послушно вышагнула из них. Я поднял подол ее платья и залюбовался прекрасным нежным бутоном между ее ног. Ее лобок покрывали черные нежные волосы, которых еще не касалась бритва. Я приник к ее лону губами и почувствовал как по телу девушки прошла дрожь наслаждения, она негромко застонала. Я снова запустил пальцы в ее влагалище, мокрое и горячее, на этот раз поглубже, но уперся в какую‑то перегородку.

‑ Ты еще никогда ни с кем не спала? – удивленно поднял я на нее глаза.

‑ Нет, ‑ прошептала она.

‑ Мне продолжать? – спросил я, ошеломленный такой новостью. Леночка лишь молча кивнула и прижала мое лицо к своей щелке. За моей спиной разгоралась битва – Светка просто рыдала в голос от наслаждения, а мальчишки продолжали выстраиваться в очередь. Я обернулся – мою жену страстно трахали во все три дырочки. Миша руководил процессом. Над переплетенными в порыве страсти телами мальчиков, трахающих взрослую женщину, которая некоторым годится в матери, уже стояли следующие подростки с торчащими от нетерпения членами. Лица светы не было видно, его скрывала маска из юношеской спермы, которая крупными каплями капала с подбородка моей жены.

Я вернулся к Леночке, она была уже готова на все что угодно. Я быстро разделся, ее раздевать не стал. Меня больше заводила она именно такая, чистенькая девочка, одетая в легкое летнее платье. Я встал, поставил ее на колени, приставил к губам член.

‑ Соси! – приказал я. Она ручкой обхватила мой ствол и принялась неумело облизывать головку, затем несмело всосала в себя его до середины. Я направлял, учил ее доставлять мужчине радость, лаская ртом его орудие. Лена оказалась хорошей ученицей, у нее стало неплохо получаться. Я вытащил член у нее изо рта, он весь блестел от ее слюны. Я обошел ее сзади, приподнял ее попку, закинул подол платья на спину и приставил головку к ее щелке. Несильным толчком я проник в ее девственную дырочку, головкой уперевшись в ее перегородку. Она лишь слабо вскрикнула, когда я разорвал преграду, проникая в сокровенное. Я медленно начал совершать фрикции, увеличивая амплитуду. Вскоре я долбил ее влагалище в полную силу. А она стонала и подмахивала попкой навстречу моему члену. Пока я разрабатывал ее щелку, к ней подошел один мальчик, и отправил в ее ротик свой небольшой член. Лена приняла его и стала жадно сосать. Через пару минут я бурно кончил, в последний момент вытащив член из ее щелки. Сперма моя залила всю ее попку. Мальчик, увидав это, кончил лене в рот. Девушка поперхнулась и выпустила его член изо рта. Струи молодой горячей спермы залили ей лицо.

Я поднял Лену, отправил ее в ванную подмываться. Затем подошел к жене. Она уже лежала на спине, широко раскинув ноги принимая в себя очередной член. Я грубо растолкал всех:

‑ Перекур! – грозно сказал я, все притихли, ‑ даме надо отдохнуть и подмыться. Света с трудом поднялась, шатаясь и держась за меня пошла к ванной. Мне пришлось отмывать их обеих. Сначала Свету, поскольку она не держалась на ногах. Сперма мальчишек залила ей волосы, шею, грудь. Влагалище и анус были красными, натруженными. Дырочка ануса больше не сжималась, влагалище блестело от обильной смазки, губки его были раскрыты, открывая розовую дырочку. Я не удержался и поцеловал жену в набухшие половые губы, Света слабо застонала:

‑ Как хорошо, любимый, ‑ удовлетворенно протянула она, ‑ ты меня любишь?

‑ Люблю, ‑ ответил я, омывая ее тело прохладной водой. Затем настала очередь Лены. Она уже скинула платье и стояла обнаженная, со следами спермы на лице и на бедрах. Я принялся ее мыть. Тут в ванную вошел Дима, обнял Свету, и повел ее назад – что поделаешь, еще не все насладились ее телом. Я тщательно вымыл девушку, ласково языком вылизал ее нежное влагалище, теперь уже не девственное. Лена тихонько постанывала от удовольствия. Я взял ее на руки и понес в комнату.

Там уже вновь заработал секс‑ конвейер. Подростки с новой силой принялись трахать мою жену. Я же положил свою "игрушку" на пол перед лицом Светы, развел ей ножки и пригнул голову жены к промежности девушки. Я знал, что это их первый лесбийский опыт. Света принялась ласкать язычком нежные половые губки девушки. Та закатила глаза и вскоре забилась в приступе острейшего оргазма. Ей тут же вставили член в рот и она зачмокала очередным членом. Я натянул на свой ствол презерватив, обильно смазал его вазелином и без предупреждения всадил член в задницу мальчика, трахающего рот Лены. Тот громко вскрикнул, начал вырываться, но я был неумолим и через пару минут уже трахал его в полную длину своего орудия. Подростки с интересом наблюдали эту картину, а затем я увидел как в задницу пацана, долбящего влагалище моей жены, вошел Миша. Теперь уже не имело значения кто есть кто. Я еле увернулся, чтобы тоже не получить в зад молодой член. Когда я был близок к оргазму я вытащил член из тугого анального отверстия мальчика, который уже просто рычал от страсти, я снял резинку, и приставил головку члена к губам молоденького мальчика, которого уже трахал в зад пацан постарше. Тот стал неумело, но старательно сосать. Оргия продолжалась.

20.

Я вскоре устал, отошел, откинулся в кресло и лишь смотрел на то, как народ предается утехам. Леночку я еле отбил от толпы подростков. Ей пока нельзя было принимать секс в таких больших дозах. Я усадил ее на свой член и она, тихонько подрагивая мышцами влагалища, сидела и смотрела на продолжение оргии. Несколько раз ее отвлекали, засовывая члены в рот. Она честно отрабатывала, выпивая все, что в нее вливали. Свету еще три раза водили в ванную – освежиться. Я не считал, но похоже, что каждый из четырнадцати человек по крайней мере трижды входил в каждое ее отверстие. Пришлось посылать гонца за второй упаковкой презервативов. Под утро все выдохлись и попадали спать, кто где был. Я уложил Леночку рядом с собой, Свету со всех сторон окружали мальчишеские тела.

Проснулся я часов в десять утра, все еще спали. Растолкал жену, которая до сих пор еле передвигалась. Мы умылись, перекусили. Я еще разбудил Лену, чтобы девчонка успела уйти до того, как эта орава проснется и накинется на единственную оставшуюся особу женского пола. Мы вышли из дома по‑английски, не прощаясь. Светка успела сделать несколько снимков спящих мальчишек на память о проведенной ночи. Мы взяли такси, отвезли лену домой и поехали на вокзал.

Так кончился наш самый необычный отпуск. И уже трясясь в вагоне я вдруг подумал, что моя жена открыла в себе ненасытную шлюху. Это как джин, выпущенный из бутылки. Сможет ли она теперь остановиться? Что‑то мне подсказывало, что нет.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.