Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (5 Голосов)

Часть 2.

Живя с Дианой уже пол года море удовольствия. Она оказалась гиперсексуальной. Испробовав все мыслимые способы и позы классического парного секса, я поставил себе задачу, добиться от неё максимального количества оргазмов за ночь. С каким наслаждением я считал про себя, сколько раз она кончает. Периодически доводя её до момента, когда психика перегруженная каскадом оргазмов, срывалась истерическое рыдание. Обычно, это бывало при эмоциональной нагрузке после работы или когда нервничала при болезни дочери. Мы с ней добились того, что Диана в среднем за одну мою палку (1, 5 ‑ 2 часа) кончала 40 раз. Естественно при таком долгом сдерживании больше одного раза я не мог. Насытившись, она говорила, что больше не может, и пришло время заняться мной. 5 ‑ 20 мину в зависимости от её желания и фантазии и я разряжался так, что пошевелиться уже не

мог. Сколько каждый раз мне требовалось усилий, что бы встать и сходить за водой, сигаретами, иначе через минуту я засыпал, а это согласитесь свинство. Может быть через пол часа, час я и смог бы повторить. Проверить, это у нас желания уже не было. Не думайте, что я не могу больше. С другими у меня максимум семь раз было, да и с Дианой как то всю ночь протрахались и я пять палок поставил. Но без сдерживания оргазмы получались какими то тусклыми, обыденными. Это нельзя сравнивать с вариантом, кончить в руках абсолютно удовлетворённой, любимой, благодарной тебе женщины.

Поскольку у Дианы я ночевал 3 ‑ 4 раза в неделю, у меня было много не контролируемого ею свободного времени. В один из таких дней и произошел случай, заставивший меня задуматься над проблемой измены, и варианте расширения нашего совместного опыта.

Была свадьба моего кузена Петра. Отгуляли в ресторане по полной. Пришло время молодым ехать к себе. Петька предложил небольшой компании продолжить гулянку у них. В двухкомнатной квартире собрались: он с женой Светой, свидетельница Ира (24 года) с мужем Игорем, родная систра Светы Лина (18 лет) , Петькина родная систра Оля (19 лет) , свидетель Остап, подруга невесты Наташа (23 года) и ещё один, наш с Петькой кузен Коля (29 лет) . Коля приехал на свадьбу из своего гарнизона.

Погудев до трёх утра, решили укладываться спать. Коля подошёл к Петьке и сказал.

‑ Слушай, Наташка на меня вешается, а я своей жене никогда не изменял. Но так хочется отодрать эту девочку.

‑ Так в чём дело? Комната свободна. Мы здесь, с ребятами спать будем.

‑ А это удобно? У вас же "брачная ночь", да и вдруг кто ни будь, из родственников жене ляпнет?

‑ Какая брачная ночь, Светка на четвёртом месяце. После такого дня только спать хочется. К стати, о комнате Наташка с Светкой уже договорилась, для того и суда она приехала, ну тащится она от военных. Ты в любом варианте у нас бы ночевал. Меня просили намекнуть, мол, что бы ты не лоховал. А жене твоей никто ничего не скажет. Все ведь понимают, что тебе надо погулять, а то с бабами совсем разучился общаться в своем Мухосранске.

Пока поперёк комнаты стелили на полу матрацы, что бы получилась огромная постель, Коля уволок Наташку в спальню. Постелив, мы улеглись в таком порядке: возле двери Остап с Ольгой (они всю свадьбу рядом были) , молодые, Лина, к которой я, скорее по привычке не оставаться без пары на таких пьянках, подбивал клинья и она сама от меня не отходила. Рядом лёг я, дальше Ира и с краю возле балкона её муж. Легли как обычно в таких случаях, не раздеваясь.

Около часа, пока не начало светать, я ждал пока молодые заснут. Мне ведь предстояло в продолжения вечера соблазнять малолетнюю сестру невесты, хотя не представлял нахрена оно мне. Но при той дозе выпитого, исключительных внешних донных Лины, да и просто такой возможности меня не грызли никакие сомнения.

Обе семейные пары заснули. Остап с Олей шебуршались под одеялом накрывшись с головой. Совершенно недвусмысленные звуки доносились из спальни. Повернувшись, я посмотрел на Лину. Она лежала на спине и смотрела в потолок явно чего то ждала. Это был просто вызов какой то.

‑ Не спишь? ‑ зачем‑то глупо спросил я.

‑ Не хочется.

‑ Это хорошо

‑ Что хорошо?

‑ Хорошо, что не придется тебя будить.

Я медленно приблизился губами к её лицу и стал нежно, не спеша целовать его. При этом Лина широко открытыми глазами смотрела на меня. В этих чёрных глазах без труда читались: испуг, интерес, желание. Было ощущение что она первый раз целуется. Я очень аккуратно прикоснулся рукой к её груди. Лина слегка вздрогнула, но не отстранилась. Она вообще лежала как оловянный солдатик в коробке, только интереса в её глазах прибавилось. Несколько минут я гладил грудь через футболку, безостановочно целуя Лину. (т. к. квартира была Светы, Лина переоделась в спортивные штаны и футболку размера на три больше) Она немного успокоилась и закрыв глаза правой рукой обняла меня за шею. Я тоже её крепко обнял, впившись страстным поцелуем, незаметно растиснул под футболкой лифчик. Я оторвался от её губ. Лина приоткрытыми, помутневшими глазами смотрела мне в глаза как загипнотизированная. Медленно опустив голову я захватил её сосок ртом. Вздрогнув и попытавшись какое то протестующее движение она на секунду замерла, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом, положив ладонь мне на затылок прижала мою голову к себе. Похоже, целуясь, Лина не заметила, что её грудь оказалась открыта моему взгляду. А посмотреть там было на что. Два конуса третьего размера, такие твердые, что почти не проседавшие под своим весом, увенчанные тёмно‑оливковыми, размером с пятак окружностями и твёрдыми, маленькими сосочками. Я обрабатывал её грудь ещё некоторое время, как бы закрепляясь на достигнутой высоте (пардон за каламбур) . Продолжая целоваться я сквозь штаны стал массировать ей клитор. Протеста не было. Только дыхание участилось и тело ритмично подрагивало. Глаза Лины плотно закрытые означали, полную покорность происходящему. Ободрённый этим, моя рука нырнула под трусики для прямого массажа клитора. Трусики в низу промокли абсолютно. Почувствовав ладонь на своей писечке, Лина согнула колени слегка разведя их в стороны. Получив полную свободу я приспустил трусики вместе с штанами уже вовсю натирал ей клитор. Девочка в такт моим движениям откровенно подмахивала, и так возбуждающе дыша. По привычке решив проверить предстоящую моему уже дымящемуся члену дорогу, я просунул средний палец в глубь такой зовущей писичке и...

Это был облом. Только этого мне, с моим членом, в данных обстоятельствах и не хватало. Ломать пломбу у пятнадцатилетней свояченицы Петьки, в полуметре от её сестры. Сам виноват. Можно было догадаться, что при её воспитании шансы на разпломбированную пизду минимальны. Но под градусом не той головой думаешь. И, что теперь делать?

Мой член так налился, что казалось кожа лопнет и яйца ныли переполненные до предела. Лина или сознательно решила отдать свою девственность мне. Или под моими действиями размякнув не сознавала к чему это приведет.

Проверив её писечку подробнее я убедился, без вариантов. Там даже мизинец не проходит. А у меня член хоть и не слишком большой 16‑19 см. в зависимости от возбуждения, но головка довольно крупная.

Я растерялся. Поехать к Диане я не мог. Её отец обычно живущий на даче, приехал на пару дней за пенсией. Своих отношений мы не афишируем перед родственниками. По этому на свадьбу она со мной и не пошла.

Оставался ещё вариант. Уговорить целку на минет. Пока все эти мысли крутились у меня в голове, Лина почувствовав мою нерешительность, сказала:

‑ Не останавливайся, я решила, что это будешь ты. У нас в классе я да ещё две уродины девочками остались. Я никак не могла решиться, да и страшно как‑то, а тут ты такой нежный, опытный. Мне подруга говорила, что первым должен быть опытный мужчина и что бы по любви. Я в тебя сразу влюбилась. Ты ведь сделаешь все как надо.

Я чуть не выругался. Как, скажите на милость, выебать её не по калибру моего члена пизденку, без крика боли на ухо ревностной сестре, без крови и при этом сохранить ей романтический настрой отвечающий важности момента. А потом не травмируя её чувства съехать с притязаний малолетки.

‑ Понимаешь зайка, я так перевозбудился, что мой член в тебя просто не войдет.

Смотри. ‑ Я откинул одеяло в сторону, взял Линыну ладошку и обхватил моего дружка её пальчиками. Она так и застыла, уставившись на член в её руках. Лина мальчиков в натуре голыми не видела, не то, что за хуй держаться.

‑ Какой он огромный, ‑ прошептала она.

‑ Да обычный, правда для тебя всё равно великоват.

‑ Это точно Лина, такой красавец тебе для первого раза, это слишком.

Ни хрена себе! Это говорила Наташка, что лежала от меня слева. Я глянул на свой член и увидел, что Линыной руки уже нет, а мою ялду изучают Наташкины проворные пальчики.

‑ Наташ, ты не спала, ‑ с какой то обидой спросила Лина.

‑ Заснешь тут. Хорошо хоть Остап угомонился, дрыхнет. А ты мне второй день вопросики про первый раз задаешь и от Андрея ни на шаг. Мне же любопытно.

‑ А ты Свете не расскажешь.

‑ Фигушки. Светка в отношении тебя моралистка. Мы с ней в пионерлагере в двенадцать лет с целками рассталась и она не жаловалась, а за тобой следит покруче вашей мамы.

Мой ступор слегка прошёл пока я слушал шептание девчонок.

‑ Ирка, прекрати меня дрочить. Игорь проснётся, скандал неизбежен.

‑ Как же, проснётся он. Набухался до чёртиков, пушкой не поднимешь. Главное Остап спит. Они друзья. Заложит сто процентов.

‑ Хоть одной проблемой меньше, но остаётся главная.

‑ Смотря какую проблему ты имеешь в виду?

‑ Тебе как в анекдоте ответить?

‑ Пойдем на кухню перекурим, а ты Лина к нам через пять минут, что бы не все сразу.

Подтянув не застёгивающиеся джинсы, с торчащим членом я побрёл на кухню. Сев на табурет возле окна подкурил сигарету. Вошла Ира. Миниатюрная, ладно сложенная, в коротком розовом, туго обтягивающем фигурку платье. Увидев мой все еще торчащий член, присев на корточки тут же заглотила больше половины.

‑ Ириш, давай потом. Помоги мне разобраться с Линой. Она сейчас прейдет.

‑ Это как? Держать её не надо она сама только этого и хочет.

‑ Да как раз на оборот. Как отшить её, не обидев.

‑ Зачем? Ведь она тебе понравилась.

‑ Пойми, у меня есть любимая женщина, а Лина вобьёт себе в голову всякую сентиментальную чушь в отношении меня.

‑ Понятно. О сантиментах не беспокойся, разберусь, а выебать всё таки ты её должен.

‑ Тебе это зачем?

‑ Мы со Светкой с первого класса дружим. В месте целки потеряли. В одной компании были. Трахалась она без разбора с кем. Таких парней у меня по уводила.

‑ Это, что, месть.

 

Часть 3.

‑ Да ты не понял. Бесит меня то, что сама гуляла как хотела, а над Линкой издевается. Ханжество всё это. Лина сама решилась, ко мене за советом пришла. Я её перед домашними всегда поддерживаю. Она упрямая, решила ‑ сделает. Если отговорить не получается процесс надо возглавить, чтоб избежать ненужных последствий. И твою кандидатуру я предложила, ещё неделю назад.

‑???

‑ Когда ты с Петей к ним в дом приходил я с Линой во дворе, на лавочке сидела. Я тогда тебя приметила ты красивый. То что Лине для первого раза нужно. Знаешь, есть теория. Дети у женщины часто похожи не на своих отцов, а на первых самцов, которые их трахали. Правда, или нет, но перестраховка в этом деле не помешает.

Услышав шаги, Ира пересела за стол.

‑ И будь с ней по ласковее, остальное я беру на себя

Лина вошла в кухню и сразу уселась мне на колено. Обняла уткнувшись лицом в мою шею. Что ж, как говорил один мудрец ‑ "делай что должен, случится чему суждено".

Я снова начал игру с поцелуями запустив руки под футболку, стал мять её грудь. Присутствие Иры похоже Лину не смущало, а меня и подавно. Тем более она удачно вступила в нашу игру, в точно выбранный момент, подойдя к Лине сзади, сняла с неё футболку. Я переключил своё внимание на такую абалденную грудь. Особой необходимости затягивать эти ласки не было. Даже штанина моих джинсов на коленки под Линой промокла. Я поднялся прижимая девочку к себе. Прикидывая удобно ли ей будет на кухонном столе. Ирка метнулась в ванну, и на столе появился махровый халат. Ловко стянув с Лины остаток одежды отошла в сторону. Взяв Лину на руки, я положил её на заботливо приготовленное ложе. Иришка моментально подставила табуреты под не имеющие опоры ноги. Так и лежала она на столе с широко разведенными ногами. Зрелище доложу я вам, не для слабонервных. Длинные волосы, цвета воронового крыла с фиолетовыми бликами короной разбросанные вокруг головы. Казавшиеся ненатурально‑ красивой грудь. Резкий провал живота и холм Венеры с небольшой елочкой редких, чёрных волосиков. Совершенно идеальная кожа, без малейших изъянов, как на отретушированной фотографии из Плейбоя. Кожа как бы светилась сома по себе, отражая рассветный свет, создавая иллюзию прозрачности, напоминая янтарь, или мед. Это тело притягивало к себе, как магнит железо. Я обошёл стол, пройдя между табуретами. Положил руки Лине на бёдра, проведя ладонями по ним вверх, на живот, грудь. Убеждаясь в реальности виденного. Ирреально и очень красиво. Так тело выглядит только в зрелой юности. Красивым, упругим, имеющим дурманящий запах и вкус. Довершением этого великолепия была ее писечка. Совершенно гладкая без растительности, маленькая как у десятилетней девочки. С пухлыми губками, по самому краю которых шла тёмная тонкая, как нарисованная косметическим карандашом полоска пигментации. Если склонить голову на плечё то создавалось впечатление, что на меня смотрит слегка приоткрытый глазик, со своим внутренним уголком, клитором и веками припухшими от льющихся из него слёз.

Я не садист. Но сейчас у меня появилось сильное желание ‑ "высмоктать" этот глазик. Что я и решил исполнить. Без малейшего промедления, но со всей деликатной тщательностью. Надо отметить, что лежащее на столе "блюдо", своими вкусовыми качествами соответствовало оформлению.

Пока я таким образом поглощал свой ранний завтрак, под его тихое постанывание и ритмичное покачивание, Ирина стоя с боку одной рукой гладила грудь Лины, другой перебирая ей волосы, что то пару минут нашептывала. Пока мой язык совершал увлекательнейшую прогулку, обзор происходящего был достаточно ссужен. Однако я заметил как Лина коротко кивнула своей наставнице, за что получила быстрый "чмок" в губы от неё.

Ира, вывернув край платья, потянула его вверх до груди, тем самым оголив себя до талии. Белья на ней не было. Это и понятно. Под таким платьем даже тонкий шёлк заметен. Видимо по той же причине ее киска была гладко выбрита.

Оторвав меня от трапезы, мой язык она заменила левой рукой, а правой взялась за член. Её пальчики быстро проинспектировав его на предмет готовности и убедившись в оной, крепко сжались у основания. Одновременно Ира наклоняясь развернулась так, что мой завтрак достался ей, а член её маленькой, крепкой ручкой, направлен в своевременно подставленную Иркину пизду. От долгого стояния он пересох и вызывал у меня сомнения‑ как пойдет по сухому. Но она знала, что делает. Через секунду смачно хлюпнув член вошёл в горячую, истекающую соками глубину. Такое положение дел меня вполне устраивало. удивлял только размер пещеры куда я запихнул своего зверя. Ухватив Ирку за бедра я начал её трахать. Член входил свободно без малейших усилий. Вдруг ему стало тесно. Я даже приостановился посмотреть, не поменял ли я дырки. Но нет. Просто Ирка мышцами подрегулировала калибр, вовсю подмахивала мне, не забывая увлечённо вылизывать писечку Лины. Её старания явно приносили результат, Лина постанывала выгибаясь, лова промежностью язык подруги.

Продолжалось это недолго. Ритм который задавала мне Ира начал ускоряться. И вот она затряслась сдавив мой член. Шея её покраснела и на ней проступили вены. Видимо она еле сдерживалась что бы не заорать, для страховки заткнув себе рот Линеной киской.

Поскольку обстоятельства не благоприятствовали затягиванию процесса, я ориентировался исключительно на быстрый трах и собрался было кончить. Однако Ира полностью контролировала ситуацию. Оторвавшись от Лины и соскочив с меня, она присев между нами сразу заглотнув мой член продолжая левой рукой надрачивать уже изрядно опухший клитор Лины. Правой рукой Ира держала член за яйцами, щекоча пальчиками мой анус. Волна приближающего оргазма начала расти, и я положил руки Ире на голову. Для руководства процессом. Но она резко тряхнув головой дала понять, что ей это не нравится. Я уже было собрался проигнорировать её неудовольствие, как в этот момент Ира губами сильно зажав головку, воткнула три наманикюренных пальца куда‑то в основании члена. В туже секунду ощущение оргазма исчезло, а из меня без толчков полилась сперма, которую эта чертовка моментально всосала.

Ира быстро встала, освободив мне место между ногами Лины. Потянула за член направив его в раздроченный глазик. Цель её поведения стала понятна. Ира поступила так, как поступает человек стремящийся выпить из наполненной с "горкой" рюмки. Просто отсербнула. Эффект получился знакомый для женщин, ‑ оргазма нет, а полегчало. Мужикам это тоже известно. Когда перевозбудишься и пытаешься затянуть акт, можешь наполнить пизду, не заметив этого. Член начинает опадать, но если не останавливаться, опять встанет. Именно этого Ирка и добивалась. Мой красавец слегка размяк, а головка вообще опала. Она стала мягкая и обычного размера, как в состоянии покоя. В таком виде, мой член, приобрел вид заточенного кола и мог войти в кого угодно. Ира показала мне жестом, что пришло время выполнить возложенную на меня обязанность. Я достал из кармана резинку, стремясь защитить ещё нетренированную, в взрослой жизни киску. Ира отобрала пакетик, сделав успокаивающий жест. Возражать я не собирался, не до того было.

Закинув на плечи Линены ноги, крепко обняв их. Убедившись в правильности направления установленного Ирой, я одним гладким движением вошёл в девочку по невероятно узкому, но хорошо смазанному пути. При этом не ушами, а членом слыша как напряглась и лопнула преграда. Как погружаясь, скрипя член трётся о стенки влагалища.

И хотя Лина не закричала (Ира на секунду зажала ей рот ладонью) , дернулась, всем телом протестуя против вторжения. Глаза её, до этого всё время закрытые широко распахнулись. Освобождённым ртом она жадно, словно попавшая на сушу рыба, хватала воздух. Я начал неторопливо совершать поступательные движения, зажатый как в тиски в этой детской вульве. Давление начало усиливаться. Член в соответствуя ситуации вставал на полную. Эта писечка была настолько мала, что со стороны выглядела как складка кожи обёрнутая вокруг члена. Внутри же, не чувствовалось обычного узкого кольца. Член по всей длине туго сжимало со всех сторон. Когда я выходил, она вспухая тянулась за членом выворачиваясь наружу заблокированной внутри головкой.

В глазах Лины я ничего кроме боли не видел. В такой ситуации ожидать от неё оргазма не приходилось. Я ускорился, стремясь побыстрей завершить эту пытку. Через пару минут по поведению Лины я понял, боль стала терпимей и какое‑то удовольствие мои действия ей доставляют. Ещё через минуту собравшись кончать, я попытался выйти из Лины и излиться ей на живот. Уловив моё желание, Ира подсунула руку и схватив за мошонку удержала на месте. Оставшись без выбора, я стал наполнять спермой растерзанную киску. В голове слегка помутилось. Волна оргазма накрыла, истекая из меня толчками. Один толчок, второй, третий был уже в воздух, заливая лежащую предо мной девушку и её отпихнувшую меня наставницу. Это было очень больно. вздувшаяся головка ели прошла, с треском выскочив из зажима.

Ирка подскочила к Линеной киске напоминавшей сейчас скорее входное отверстие пули огромного калибра. Схватив из сумочки на полу пластмассовый флакон, сорвала с него колпачок и тонкой струйкой, прозрачной как вода жидкости, стала омывать эту рану. То чем Ира обрабатывала Лину, было мне знакомо. Препарат на пару порядков круче йода, с длинным незапоминающимся названием гидро: , но не пекучий. Крови на удивление было немного. Только крупные кровавые сгустки вокруг головки.

Мешать девушкам было незачем, и я пошёл в ванную, отмывать своего трудягу. Когда я вернулся, Лина стояла, опёршись на стенку, одетая в халат послуживший ей простынёю. С выражение лица, отрешённой задумчивости. Подойдя я её обнял.

‑ Ты как малыш?

Она прижалась всем телом, уткнувшись мордашкой в мою грудь.

‑ Мне было так больно. Я думала сейчас умру. ‑ прошептала она.

‑ Тебе совсем не было приятно?

‑ В начале очень, а потом эта боль.

‑ Лина, иди в душ. Надо привести себя в порядок. Потом ляг поспи. ‑ ласково но требовательно сказала Ирина.

Лина покорно побрела в ванную. Когда она ушла, я решил кое‑что выяснить.

‑ Какого чёрта ты заставила меня в не кончать?

‑ Я же тебе говорила. Ты должен отпечататься у неё как первый самец.

‑ Зачем тогда оттолкнула? Я думал мне конец оторвет.

‑ Ей и пару капель хватит, а твой конец с распухшей головкой, на выходе остатки плевры как ножом срезал.

‑ Знаешь, эти эксперименты без презерватива с малолеткой, стрёмные.

‑ Да чем стрёмные? ‑ Возмутилась Ира. ‑ Залететь она не залетит, я ей таблетки дала и обработала. После душа смоченный тампон вставит. Это и от инфекции поможет и заживет быстрее. При таком раскладе ей только СПИД опасен. Но у тебя, его нет.

Её осведомлённость уже меня не удивляла. Я действительно месяц назад прошёл проверку. Это, и то что я уже полгода живу только с одной женщиной знал Петька. Но не знал с кем.

Немного странно я чувствовал себя Иркиной продуманности. Получалось, от меня ничего не зависело. Это раздражало. С другой стороны, я сам хотел трахнуть Лину. Ира мне только помогла, да ещё сняв всякую ответственность. Нет, умные люди, китайцы. У них в богатых семьях было принято. Муж трахает жену и ему в этом помогает опытная служанка. Получается, двое соблазняют одну. Или одного в зависимости от обстоятельств и инициативы. Мысль интересная. Если в Диане пробудить интерес к женщинам, можно будет с ней трахать свеженьких, не изменяя ей.

‑ Я не порвал Лину? ‑ Поинтересовался я.

‑ Нет. Растянул очень сильно. Всё в трещинках, почти эпителия целого не осталось. Дня три нормально ходить не сможет, но через дней десять, уже можно будет и трахаться.

‑ Ты прям врач.

‑ А я и есть врач. Только закончила. Специальность педиатрия. ‑ с усмешкой глядя на меня сказала Ира.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.