Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (4 Голосов)

Я удивился, когда она вошла. По телефону голос звучал куда увереннее, и я подумал, что придет эдакая бизнес вумен или красотка, знающая себе цену. Такие не стесняются фотографов и не боятся приходить на квартиру. А моя студия как раз в моей квартире и находится. Точнее, в одной из комнат. Когда то здесь была спальня, моя и моей бывшей. Когда мы расстались, я повышвыривал отсюда почти все вещи. Место под студию освободилось, и теперь тут просто красота. Ну, с мужской точки зрения – красота. Ничего лишнего.

Я задумался и забыл про гостью. Бедняжка забавно мялась на пороге.

– Куда можно сумку повесить? – просила она.

Я вышел в коридор и показал. Хотел предложить оставить вещи, но потом сообразил, что вещей то и нет – лето, тепло. Обычно летом девушки любят фотографироваться на природе. А этой подавай студию.

На ней была странная кофточка... или платье... черт его знает, больше похоже на длинную приталенную рубашку. Хотя очень может быть, что в женской лексикологии есть специальное  слово, обозначающее такие платья. Если честно, впервые вижу, чтобы такое надевали на фотосессию: длинное и бледное, фигуры толком не видно. Мне не понравилось. Зато на личико девушка была ничего, на макияж явно потрачено много времени – глаза как драгоценные камни, только непонятно, голубые или зеленые. Стрижка неровная. Наверное, такая называется «лесенкой». Волосы светлые, нижний ярус доходит до плеч и, слегка завиваясь, лежит на них.

– Вы по телефону не сказали, какие именно фото хотите, – заметил я, – в каком стиле?

– Я... пока не знаю, по ходу разберемся, – она посмотрела на свои туфли на шпильках. Стесняется, что ли, – может, вы мне и подскажете.

– Просто обычно я фотографирую друзей, знакомых. Фото – мое хобби, а не заработок. Фееричные работы – это не мое, так что... вы уверены, что пришли по адресу?

– Я увидела ваши фото, мне они очень понравились, – сказала она, – у вас на сайте указан телефон, вот я и позвонила. Вы Григорий, правильно?

– Георгий, – сухо поправил я. Не на ви жу, когда мое имя путают.

– Ой, да... простите, – она неосознанно коснулась моей руки. Обычный примирительный жест, но мне стало не по себе, – просто у меня никогда не было знакомых с таким именем. Георгий... а сокращенно – Жора?

Вот сучка. Дважды проехалась по моему имени. Надеюсь, ее саму зовут Дездраперма, хоть посмеюсь.

– Гоша, – мрачно сказал я.

Обычно я себя так не веду. Я спокойный воспитанный парень, но эта девчонка почему то вызывает во мне какие то неадекватные реакции. Когда она назвала меня Жорой, мне захотелось укусить ее за плечо. Или схватить на шею и посмотреть, какие у нее глаза, когда она боится.

– Проходите в студию, – пригласил я. Кажется, мой недружелюбный тон ее напугал, – я сейчас приду.

Я прошел в ванную, быстро сполоснул руки и лицо холодной водой. Не хватало еще так глупо себя вести из за девчонки, в которой нет ничего примечательного.

Я вошел в студию и обомлел. Нет, я был не прав. Во первых, она не собиралась фотографироваться в рубашке. Рубашка платье лежало на диване, а на девушке теперь было короткое (не то слово, ОЧЕНЬ короткое) черное платье без бретелек. Во вторых, ЕСТЬ в ней кое что примечательное. Ноги. Они неестественно длинные, и короткое платье еще сильнее подчеркивает этот факт. Стройные ноги, что называется, «от ушей». На шее – тонкая черная полоска ткани, я почему то живо представил себе пантеру в ошейнике. Шея тоже длинная и красивая.

Я мысленно «дорисовал» к ее ошейнику цепочку. Вот я дергаю за нее и «пантера», переступая ногами на каблучках, делает несколько шагов и оказывается в моих объятиях. Такая страстная и роковая.

– Ой, – девушка слегка споткнулась на ровном месте и неловко переступила с ноги на ногу, разрушая впечатление роковой красотки. Я вдруг понял, в чем дело – она не знает, какая она красивая. Она неуверенна в себе и хочет с помощью фотографии повысить самооценку.

– Вот, я хочу фото в этом платье, – сказала она и пожала плечами, – если это не слишком...

О, еще бы! Да. Это слишком. Я снимал фото даже в стиле «ню" – и ничего. Я сразу воспринимал это как работу – не больше ни меньше. А эта девушка в одежде, но я не уверен, что смогу ее фотографировать. Я бы с бОльшим удовольствием трахнул ее. Вот на диване, например. Прямо сейчас.

– Нет, все в порядке. Вы в этом платье... эффектны.

Эффектны как порно звезда. Хорошо, что я в джинсах, а не в легких брюках.

Она улыбнулась и сразу стала очень красивой.

– Спасибо. Ну так... с чего начнем?

Ну, ты можешь, например, снять платье... или задрать его еще немного выше... сантиметров на пять...

– Сейчас сообразим.

Я повесил первый попавшийся фон и поставил кресло для фотосессий. Стандартный вариант. Плохо, но ничего креативного на ум не шло. Хотя нет, шло, и много чего... если такие мысли можно назвать креативом.

– Как вас зовут? – невинно поинтересовался я.

– Саша.

– Садитесь, Саша.

Значит, не Дездраперма. Сашка букашка. Но дразнить ее, тем более про себя, было неинтересно.

Намного интереснее будет посмотреть, как ей удастся СЕСТЬ в таком коротком платье.

Удалось. Видимо, особое женское умение. Она быстро закинула ногу на ногу. Я поскорее схватился за фотоаппарат. Я зову его Кэнни, как девчонку, от слова Cannon. С Кэнни в руках стало легче. Я отослал ненужные мысли на задний план и просто фотографировал. Но через двадцать минут понял – это не то. Обычная схема не работает, фотографии «дохлые».

– Подожди... – сказал я. Придвинул ближе свой стол и набросил на него розово сереневый фон.

– Что делать?

Сядь на стол и раздвинь ноги...

Я глубоко вздохнул. Главное не сказать вслух что нибудь из внутреннего монолога.

– Обопрись рукой о стол, – сказал я, – так, а теперь представь, что ты танцуешь танго, с розой в зубах, – я, как фокусник, выхватил как бы из воздуха реквизитную розу. Желтая, но и такая сгодится.

– Я не умею танцевать, – грустно сказала Саша.

– А хотела бы?

– Она кивнула. Танцы. Ну да, конечно. Они магнетически действуют на женщин.

– А правда, – спросил я, – что даже порядочная девушка тут же переспала бы с парнем, который поразил бы ее, танцуя с ней?

– Ну... – она тихонько засмеялась, глаза заблестели, – я не могу сказать за всех, но вот если так... Она приходит на танцы одна, не ждет знаков внимания, знает что никто ее не пригласит. Тут появляется молодой человек...

– Красивый, кончено.

– Не обязательно. Главное, он приглашает ее и уверенно ведет на танцпол. И танцует не просто «медляк», как 80% собравшихся, а что то более красивое. У нее не очень получается, но он не смеется над ней, а помогает научиться. И вот уже другие пары завистливо смотрят на них, мужчины хотят только ее, а женщины ей завидуют. Рядом со своим партнером она чувствует себя красивой, грациозной, желанной. Тогда, я думаю, да, она может сразу уехать с ним.

– Вы, женщины, странные. Где логика? А как же месяцы ухаживания? Их заменяет один только танец?

– Даже не знаю. В моей истории – да, потому что девушка пришла на танцы. Если она пришла не за компанию с кем то, а сама, значит – она хочет танцевать. Он дал ей то, что она хотела, в чем нуждалась, а она отдала ему себя. Вот и все. Если бы танцевать на виду у всех не было ее отчаянным желанием, тогда нет, не думаю что у истории было бы бурное продолжение. Это был бы просто танец.

– А ты пришла сюда. Значит, тебе больше всего нужны фотографии.

Простая фраза, но я как будто намекаю на что то. Ну и ну.

– Да.

– Отлично! Но сначала... – я набрал на телефоне «аргентинское танго», – сначала – танцы.

И, не спрашивая, я закружил ее по комнате. Все, что я знаю о танго и о том, как его танцевать, ограничивается парой тройкой фильмов вроде «запах женщины», но девушка и сама не знаток. Мы от души веселились и в конце танца я позволил себе вольность – схватил ее за ногу, почти у бедра, и наклонил вперед. Она уставилась на меня удивленно, я невозмутимо встретил этот взгляд – в танго такой элемент есть, я ни при чем.


– Давай, повтори! – я подтолкнул ее к столу.

Саша немного раскраснелась и повеселела. Она оперлась о стол, одну ногу согнула в колене и понюхала розу. Я сделал несколько кадров. То, что надо! В них появилась страсть. Девушка кокетничала перед камерой, ее не смущали мои все более эротичные идеи и все более прозрачные намеки. Она воспринимала это как часть работы. Она кокетничала перед камерой, сводя меня с ума. Все бы отдал за то, чтобы содрать с нее это платье.

– Вас... стиль «ню» не интересует? – деловым тоном поинтересовался я, опять переходя на «вы». Я понимал, что время закончилось и она сейчас уйдет.

– А? Нет, я вряд ли на такое решусь.

– Ладно.

Я хотел закрыть объектив крышкой, но выронил ее, а девушка автоматически наклонилась, чтобы поднять.

Мог бы и догадаться. Под такое облегающее платье белье не надевают. Но я просто с ума сошел от этого контраста обнаженной кожи и черного трикотажа. Раздался щелчок и я понял, что нечаянно сфотографировал ее в таком виде. Вот это снимок! По сайтам для взрослых можно и не лазить.

– Что вы... – она гневно обернулась, поправляя платье, – что вы сделали, а??

Я оторопел. Прямо у моего лица – гневные серые глаза. Серые, а не голубые или зеленые.

– Сейчас же удалите снимок!

Ох, ну я и попал. Теперь даже если я его удалю, девчонка Саша все равно расскажет всем, какой я извращенец и негодяй. А раз так – какой смысл его удалять? Раз я уже негодяй, я пойду ва банк.

– Нет, – за меня говорила какая то новая часть меня, наглая и самодовольная, – хочешь фото обратно – убеди меня.

– Что?!

Оо, детка, ты так здорово злишься...

– Поцелуй меня.

Она подошла очень близко и спросила:

– Что, просто поцеловать?

– Ну да.

На ее лице отразилось облегчение и что то еще. Что? Разочарование?

– Поцелуй меня сам.

Второго приглашения я ждать не собирался и впился в ее губы так, словно от этого зависела моя жизнь. Тепло, приятно... от ее волос пахнет каким то шампунем. Странно, но она не стремилась прервать поцелуй. Сама напросилась! Раз уж моей репутации конец, я могу вести себя, как захочу.

Я провел рукой по ее спине и ниже, до самого края платья. Она слегка застонала и прижалась ко мне. Я чувствовал жар от ее кожи. Не удержавшись, я слегка отогнул платье и провел по ее ягодицам. Мм, боже, какая она горячая! Саша прерывисто дышала и этот звук лишал меня остатков самообладания.

Ее руки расстегивали мою рубашку, и тут я сказал себе: «Стоп». Нельзя так увлекаться, ясно ведь, что это только из за фотографии. Компрометирующее фото в обмен на секс – неужели я на это пойду? Еще немного, и мне будет все равно – пусть так! Но сейчас это как то... гадко.

Хотя желание никуда не делось, я отстранился, оправил на девушке платье и потянулся к фотоаппарату. Странно. Он лежал не там, куда я его положил, и возник какой то глюк с картой памяти...

– Не пойму... – сказал я и обернулся к девушке. Она сидела на столе и крутила в пальцах карту. Пока мы целовались, она вытащила ее из аппарата. Вот это ловкость рук!

– Ты могла сразу уйти. Или сломать карту, – недоуменно сказал я, – почему...

– Потому что ты не стал пользоваться ситуацией. Но это не главное.

– А что главное?

– Я хочу тебя, – просто сказала девушка.

Я подошел к столу вплотную и, приподняв ее подбородок, заставил посмотреть прямо в глаза.

– Повтори, – задыхаясь, приказал я.

– Я хочу тебя, – сказала она. Я чувствовал бешеный пульс на ее шее, – хочу с тех пор, как увидела твои фото.

– Мои фото?

Тут до меня дошло. Она же сразу сказала: «Мне понравились ваши фото». Мои , в смысле автопортретные фотографии меня самого! Я то думал, она имела ввиду мои работы.

– Да, твои. Они такие разные. Я подумала – как человек может быть таким страстным, таким спокойным, мягким и жестким одновременно? Но мне кажется... ты такой и есть.

– Ты пришла сюда не за фотографиями? Ты пришла, чтобы...

– Соблазнить тебя, ага, – она усмехнулась, – не очень то вышло. Я не умею... соблазнять мужчин.

– Кое кто с тобой не согласится, – я прижал ее руку к ширинке джинсов, – чувствуешь... как я тебя хочу? Чувствуешь это?

Она судорожно кивнула. Ее пальцы снова потянулись к пуговицам рубашки. Я тем временем избавился от ремня и кое как стянул с себя джинсы. В положении стоя это до ужаса неудобно.

Теплые руки скользнули под рубашку. Я нашел ее губы и на этот раз стал целовать ее неспешно, с удовольствием, гладя ее по щеке и по волосам. Другая рука между ее ног скользнула в самое горячее местечко.

Она громко застонала, обвивая меня своими длинными ногами.

– Подожди, – мы были на длинной стороне стола, я увлек Сашу на короткую, чтобы было больше места, – ложись на стол, – почти приказал я. От желания становилось уже больно, – я не могу ждать больше.

Спохватившись, что не все в мире так просто, я полез в шкаф за презервативами.

– Не надо, – сказала она.

– Почему?

– У нас, девушек, свои особые даты.

Я не совсем понял, о чем она, но не мог сопротивляться. Это ведь удовольствие куда более сильное.

– Иди ко мне, – промурлыкала она. Наши пальцы сами собой переплетаются.

– Возьми меня, – шепчет она, и я резко вхожу в нее. Мы оба стонем. Как хорошо... Но нужно больше, намного больше. Я скрещиваю ее ноги и кладу их себе на плечи, иногда свожу и развожу их в процессе. Ее киска то расслабляется, то сильно сжимает мой член.

– Тебе нравится так? – это, пожалуй, все, что я могу сейчас спросить.

– Да, – шепчет она, – да, вот так...

Жаль, что в таком положении я мало что вижу, а ведь посмотреть есть на что. Сжимаю попку Саши и сдвигаю ее на самый край, так, что она даже немного на вису. Саша локтями опирается о столешницу. Я целую ее ноги и забрасываю к себе на плечи. О, вот так..."Вид сверху лучше». Пожалуй, эта фраза не только о летчиках и самолетах. Вид сверху действительно захватывает. Я двигаюсь резко и сильно, она громко стонет и что то шепчет.

– Скажи мне, – прошу я, входя в нее очень медленно, дразня и вынуждая на откровенность, – скажи это вслух.

– Я подумала, что когда ты входишь в меня, это похоже на глоток холодной воды в жару... Или наоборот, как будто тебя накрывает одеяло в сильный холод... это что то по животному правильное.

– А так? – я резко убыстряю темп. Просто на грани возможного, – что ты чувствуешь?

Она громко вскрикивает.

– Горячо... горячо и очень хорошо... еще... пожалуйста...

– О да... вот так!

Больше ничего связного мы не говорим, да это и не нужно. Ситуация и так возбуждает до предела. Кто мог подумать, что этот день закончится так... Мой обычный стол, знал ли ты, какой будет сегодня твоя роль?

– Давай прервемся ненадолго, – я на секунду отстранился и стал легонько целовать Сашу в живот, – не хочу, чтобы все так быстро закончилось.

Я потянул платье с ее груди. Вот он – гимн контрастов. Кожа в полутьме студии кажется белой, платье – чернее черного. В горячке я не успел насладиться этой прекрасной частью женского тела.

– Не честно, – заметила она.

– В смысле?

– Скажи теперь, что чувствуешь ты?

– Сейчас? Ооооу.

Женские пальцы смыкаются на самом нежном уголке мужского тела. Что тут можно сказать...

– Ничего не могу сказать, – честно заявил я, – сожми сильнее и не отпускай. Можно обеими руками. О, вот так.

Я накрыл поцелуем ее грудь.

– Тебе говорили, какие классные у тебя буфера? Так бы и покусал их.

– Что же тебя останавливает?

Все. Я – дикий зверь, и я нападаю. Я действительно прикусил ее сосок, потом второй. Она глухо ахнула, но явно не от боли.

– Повернись на живот.

Я помог ей перевернуться. Теперь ее попка была на виду, а руки я подсунул под ее сиськи. Потом сместился к животу. Она сразу что то замурлыкала.

– Так тебе больше нравится? Когда глажу по животу?

– Да.

– Больше, чем по груди?

– Да, больше.

– Вот так?

– Можно пониже, – по голосу слышно, что она усмехается, – не стесняйся.

Смешно тебе? Сейчас ты у меня попляшешь!

Мои пальцы с легкостью нашли верхушку ее клитора. Теперь это была двусторонняя атака. Я улыбнулся. Что, не смеешься больше? Она только громко стонала.

– Вот так, детка, – я решил раздразнить ее основательно. Сил держаться уже было немного, – хочу послушать, как ты стонешь, когда кончаешь. Мм, ты вся такая мокрая и горячая, ты ведь хочешь... Хочешь полетать, малышка? Кричи громче, я хочу слышать твой голос...

Она хрипло застонала, как то жалобно, и я усилил движения, вцепляясь в ее волосы. Она закричала, так, как я и хотел – громко, и такой звук ни с чем невозможно спутать. Я практически сразу последовал за ней, не в силах больше удерживать собственное удовольствие. Как все таки хорошо без этих резинок. Как она сказала?"есть что то по животному правильное». Так вот, есть что то по животному правильное в том, чтобы кончить прямо во влажную горячую киску.

Когда Саша развернулась, я прижал ее голову к своей груди, погладил растрепанные волосы. Потом подхватил на руки и, как трофей, по хозяйски перенес на свой диван. Пнул диван ногой, расправляя его. Хорошая быстрая система. Стащил сверху плед и закутал девушку, а она перетащила часть пледа на меня. Отупевшее сознание отметило, что если бы в комнате не было дивана, я бы не дотащил Сашу до зала. Ноги вообще не держат. Надо спать, спать...

– Не вздумай никуда уйти, – угрожающе сказал я. Но видимо недостаточно угрожающе, потому что она тут же вскочила с места.

– Есть у тебя в доме вода? – засмеялась она.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.