Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Как то однажды я связалась с Готом, – каюсь. Как меня угораздило, ведь я даже ничего не курю, – не знаю. Гота звали то ли Мертвый Нарцисс, то ли Черная Роза – в общем, обычная замогильная безвкусица. Высоченная такая тощая оглобля с подведенными в три слоя глазами. Бровей нет, губы серые – словом, абзац. Слушайте, а может, я это на спор сделала? Потому что вообще то стиральные доски, неудачно крашенные в иссиня чёрный, совершенно не в моем вкусе. Приводит он меня в подсобку в старом ДК, где воздух, похоже, кто то украл, потому как был он спертый. Пылюка везде, паутина.

– Какая атмосфера! – восклицает Гот. – Почти как в склепе.

Ну, блин, начинается, думаю я.

Все будет красиво и грустно, как первый снег, который ложится на серые плиты надгробий, – говорит Гот. (Не знаю, как насчет «красиво», но грустно становится не по детски).

Время смертных ограничено, поэтому приступим!

Гот расстегивает свои навороченные черные брючки и вынимает ничего так себе причиндал; не королевский стандарт, но и не зажигалка из привокзального киоска.

Коснись его губами, мой печальный ангел!

(Это он мне?! От пафоса меня тянет на ржач и, если у меня еще оставалось какое то гуманное побуждение сделать ему приятное, теперь его сдуло напрочь).

Ну уж нет. Это без меня! Совершайте, сударь, свою евхаристию сами!

Ты несговорчива, но могильные черви равно пожирают тела и самых покорных, и самых гордых!

Слушай, ты или давай уже, или я отсюда ухожу!

Гот хватает меня, разворачивает к себе спиной и брякает меня мордой в какой то пропыленный то ли стол, то ли станок ткачихи ударницы.

Какого черта! – восклицаю я и понимаю: ебать меня будут без вазелина. Юбка моя взлетает к ушам, трусики спускаются к коленям. Ну ебская сила! Так и есть: тычет свой шершавый шишак в мою бедную попку! Все бы ничего, если б я смогла расслабиться, но расслабиться у меня не получается, и поэтому мне очень, ОЧЕНЬ больно!

Чтоб тебя! – кричу. – Небось овец в деревне ебал, прежде чем готом заделался! Хоть бы намазал чем, больно ведь, твою мать!

Ты такая жаркая, такая восхитительно тесная! Тебе больно, мой ангел, но как прекрасны эти слезы скорби в твоих глазах! Ты думаешь, что я несправедлив к тебе, но жизнь всегда жестока и несправедлива, и только смерть милосердно принимает нас в свои объятья!

Заткнись, ублюдок! Ты меня порвешь своей толкушкой! (несет какую то лабуду, но дело знает: запихивается в меня изо всех сил).

Путь к райскому наслаждению лежит через адскую боль!

Вот, блядь, Баунти нашелся на мою задницу! Еще два судорожных рывка – и он ввинтился в меня по самые яйца! Теперь вроде уже не так больно. В общем, помаленьку обвыклась: могло быть и хуже. Если бы он еще заткнулся, я бы, пожалуй, даже словила некоторый кайф, но куда там: дальше у нас по расписанию были цитаты Ницше. Как он при этом с ритма не сбился, ума не приложу! И вдруг смотрю – откуда ни возьмись появляется здоровенная такая бабища, вся в черном виниле, в сапогах чулках на шпильках, и брякается на поломанное кресло слева от нашего развлекалова.

Это еще что такое? – изумляюсь я. – Мы тут что, спектакль V.I.P. устраиваем? Или вообще все желающие могут присоединиться за умеренную плату?

Это моя невеста, Вампирелла, – гордо отвечает Гот, продолжая содомировать меня своим прибором.

Вот невесту бы и ебал!

Нет, – говорит этот ублюдок, – наша любовь должна остаться чистой!

А эта мадам тем временем располагается в кресле так, будто оно – гинекологическое, расстегивает виниловый комбидресс и достает из своего рюкзачка (сплошные клепки и шнуровки) толстенный дилдо, расписанный «Анками». Вампирелла запихивает эту игрушку в свой порнографический рот едва не до середины – смачивает, стерва – и, выпучивая глаза от возбуждения, пытается вогнать его себе в щель. Рывок, еще один – истошно орет от боли, глаза вот вот вылезут из орбит – но продолжает пялиться на пялящего меня жениха (каламбур!) и, верная делу экстремальной мастурбации, дергается всем телом, стараясь до отказа впендюрить себе дилдо, напоминающий батон вареной колбасы. Член Гота отчаянно пульсирует у меня в заднице; Вампирелла наконец нанизывает себя на избранное орудие пытки и теперь прыгает в кресле как буйно-помешанная, мастурбируя, что называется, на пределе возможностей и обеспечивая нам брутальный саундтрек:

Любовь моя, мне больно! Твой член разрывает меня! Но я иду за тобой к вершинам страсти! Мы будем вместе в Царстве Вечной Тьмы! Ороси меня белыми реками своего блаженства!

Теперь уже Гот долбит меня так, что столик под нами начинает жалобно скрежетать и мяукать, что еще сильнее напрягает меня. Признаться, вообще то я уважаю анальные оргазмы – есть в них нечто такое, чего не получишь ни одним другим способом, но тут, как ни старалась, кончить не могла – от ужаса, наверное. И вот наконец Гот стал как то по особому содрогаться всем телом, вышел из меня и пустил – одну за другой – три теплые струйки на мою поруганную попку. Увидев эти «белые реки», Вампирелла напряглась напоследок, рванула дилдо внутрь на максимальную глубину и с хриплым стоном погрузилась в нейтральный туман оргазмического обморока. Полный трындец! Вначале после этого я хотела переехать в другую страну, но потом (при мысли, например, о Голландии) как то отпустило.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.