Эротический рассказ: Дочь жреца.

Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (5 Голосов)

– Как поживает моя самая прекрасная из дочерей?... Хм...

Сладкие вопли пытаемой на ложе рабыни стали ответом жрецу. Он приостановился в дверях, созерцая жадную оргию. Затем вошел и двери за ним тут же притворились. Зал был пропитан запахами страсти и похоти. В крики жертвы вплеталось хлюпанье и шлепки от соприкосновений разгоряченных тел.

– Папа... ооох... папа я сейчас кончу!..

– Я подожду, радость моя, – Ксан выбрал одну из кушеток и присел там, внимательно изучая блюдо с фруктами у изголовья. Взял тугую налитую ягодку винограда и с удовольствием разжевал. Потом еще одну..

– Аааа госпожааааа! Ваш член! Он сейчас проткнет меня!

– Дааа... да возьми все, маленькая шлюха!..

Кровать дрожала и тряслась, хотя виной тому были вовсе не совокупляющиеся на ней юные женщины. Ксан специально велел сделать такое ложе для своей дочери, чтобы польстить ее силе и увеличить ее наслаждение в моменты страсти.

– О! Ооо! Ааааа!... – они кричали на два голоса, нежных девичьих, и надо сказать их вопли не оставили равнодушным даже Ксана. Но вот все стихло, и кровать перестало трястись. Прозрачный полог откинулся и одна из дочерей Ксана, прекрасная Оливия, поднялась с ложа.

Тело ее было гибким и стройным, кожа отливала волнующей смуглостью и сейчас блестела от пота. Маленькие мячики грудей ходили ходуном – девушка дышала часто и тяжело. Она подошла к отцу, взяла один из графинов, и начала пить. Вода серебряными струйками стекала с уголков ее губ, бежала по шее и через ложбинку грудей, вниз к животу. Взгляд Ксана спустился вслед за этими струйками и задержался на длинном смуглом члене, что медленно опадал, выполнив свою задачу. Да, его дочь была необычной. И напоминала ему о сложных годах его правления храмом.

– Сладкую я тебе подарил девочку? – он улыбнулся и потрепал Оливию по бедру.

– Угумм... – промычала она, не отрываясь от кувшина. Ей было всего лишь восемнадцать, и похоть в ней плескала через край. Вот и теперь, от небольшой ласки, от того как теплая отцовская ладонь стерла с ее бедра струйку воды, длинный тонкий член начал вновь наливаться, не успев до конца опасть. На головке Ксан заметил разводы крови. Дочери он всегда дарил только девственниц. Кого то она оставляла, кого то отдавала в храм, прислуживать при алтарях или на кухнях. Участь не самая худшая для вчерашних рабынь.

Ксан откинулся на кушетку, разглядывая плод своих чресел. Лицом она была подобна женщине, хотя тело ее и наливалось с каждым годом все большей силой и крепость, какая пристала лишь мужчинам. Грудь ее осталась по девчачьи маленькой, а бедра вполне уверенно раздались вширь. Оливия допила воду и залезла к отцу на кушетку, устроившись у него в ногах. Она была естественна и грациозна как молодой гепард. Ксан улыбнулся ей и посмотрел в сторону ложа. Там в простынях слабо ворочалась юная рабыня, только что ставшая женщиной.

– Ты неаккуратна с ними, милая. Спустила ей внутрь?

Оливия пристыжено кивнула. Теперь, когда похоть отступила, она вспомнила про некоторые правила, которые полагалось соблюдать в страсти. Лишь ее отец мог зачинать детей с юными нимфами, и плод оставался в их чреве до тех пор, пока тело девочки не созревало достаточно. В этом было благословение богини, какое она дарила своему верховному жрецу. Ее же семя – вполне жизнеспособное, как она успела уже убедиться – прорастало сразу.

Ксан вздохнул и улыбнулся дочери. Он вовсе не собирался сдерживать ее страсть. Напротив, он вполне осознанно привозил ей юных дев, в которых женское начало не было очевидным – невысоких, хрупких, узкобедрых с маленькими грудками. Выяснить, что Оливии по душе именно такие женщины было, не так уж сложно. Ксан не хотел, чтобы его дочь начала претендовать на его место. И все ее силы он направлял в русло страсти.

Оливия сидела, скрестив ноги, и неторопливо поглаживала надувающийся член. На ложе она поглядывала уже без особого интереса. Мужчина улыбнулся ей и протянул девушке виноградинку.

– Как поживает твоя маленькая избранница? – спросил он.

– У нее все прекрасно! Животик округлился и стал выпирать. Я ее теперь беру только сзади. Правильно?

– Правильно. Только постарайся не засовывать член слишком глубоко, чтобы не толкать ей матку. Плод может от резких толчков пострадать.

Оливия поспешно закивала. Своего первенца она не хотела потерять. Как и его мать.

– Пап... а у меня могут быть дети от тебя? – тихо спросила девушка, опустив глаза.

– Могут, – Ксан улыбнулся. – Богиня изменила свою волю и позволила мне продолжить нести службу, а тебе – иметь от меня детей. Хотя некоторые последствия, – он взглядом указал на набухший хуй Оливии, – отменить было уже нельзя. Ты хочешь ребенка?

Оливия прикусила губу и с беспокойством глянула на отца. Она впервые заговорила с ним об этом, но он ждал этой беседы. Ждал с некоторой тревогой последние три года. Обычно его дочери начинают желать зачать от него гораздо раньше. Но Оливия во всем была необычной. И в этом – тоже.

– Я... ну мне нравится, как выглядит Мирианна, как у нее все стало таким круглым и женственным. И я подумала... может быть... я ведь смогу родить?

– Бедра твои достаточно широки, и с благословением богини, роды могут пройти без осложнений. Я думаю... да, я уверен в этом. Иди ка сюда.

Девушка с радостью передвинулась и устроилась на бедрах у отца, оседлав его. Ксан ласково потрепал ее по щеке, потом по горячему соску и наконец погладил твердый живот. Он был накаченным, в нем угадывались кубики пресса, но все это конечно уйдет, стоит только пролить в ее чреве семя и дать ему прорасти. Мужчина ласково огладил тугой член и подержал в кулаке горячую залупу – Оливия на эту ласку отозвалась сладким вздохом, а плоть ее налилась еще больше. Но пальцы отца уже сдвинулись ниже, под два маленьких яичка, туда где притаилась узкая дырочка. Она была плоской, почти лишенной больших и малых лепестков, но клитор у Оливии имелся. И этот клитор Ксан принялся неторопливо теребить, сжимая и обводя по кругу. На мантию ему тут же начала капать влага, сочась из приоткрывающегося лона.

– Ооо... приятно то как... – засопела девушка, вертя бедрами и уже самостоятельно начиная подрачивать свой член. Ксан протолкнул в открытую щель палец, снова и снова удивляясь тому, что там его дочь ничем не отличается от тринадцатилетней Кими или даже десятилетней Силены.

Он вздохнул и высвободил из под мантии напрягшийся хуй. Еще не до конца налившийся силой, он мог войти в Оливию, не причинив ей боли. Ксан подвел головку к щели и потянул девушку за бедра на себя. Она издала невнятный звук, и насадилась на отцовский член почти до середины.

– Аааа... аааа горячий!

– Пойдем в постель, – сказал жрец, легко поднимаясь с ней на руках. Как бы сильна не была его дочь, он был сильнее втрое. И без особого труда держал ее на руках. При каждом шаге, болт его все глубже вонзался в узкое лоно, и Оливия ухала и охала, толкая бедра навстречу отцу.

Подойдя к ложу, Ксан увидел рабыню. Она отодвинулась, но смотрела с неподдельным любопытством и не пыталась кутаться в простыни. Мужчина опустил Оливию на край ложа и неторопливо снял с себя мантию, так и не выходя из пизденки дочери.

– Как тебя звать, дитя? – спросил он, раздвинув бедра Оливии пошире, и воткнув член в нее до самого упора.

– Роза, – выдохнула рабыня, во все глаза глядя как двигается большой мужской орган в узенькой дырочке, над которой покачивается и пульсирует еще один мужской орган, недавно лишивший ее саму невинности.

– Ну ка Роза, садись ка на мою дочку сверху.

– К как? – не поняла она.

– На хуй ее садись своей маленькой щелкой, – улыбнулся Ксан и поймал член Оливии в кулак. – Лицом к ней. Давай давай...

На лице Розы отразилась смесь страха и разбуженной похоти. Она неуверенно подползла к совокупляющейся паре и попыталась устроиться сверху, как было ей велено. Ксан помог, уложив ее на Оливию, и ввел в приоткрытую розовую дырочку смуглый член дочери.

– Аххрррр... – захрипела дочь жреца, пытаясь дергать бедрами навстречу клейкой мякоти девчачьей пизды. Но Ксан придержал ее.

– Давай, Роза, поебись о хозяйкин хуй. Подвигай щелкой вверх вниз... да да, вот так, умница.

Это было упоительное зрелище – снующий в тесной розовой дырке длинный смуглый шланг. Он входил не до конца, но судя по тонким пискам Розы, в матку утыкался всякий раз. Да и сам Ксан уже достаточно глубоко просверлил пизду своей дочери, чтобы при каждом толчке массировать ее собственную матку.

– Аааа! Папа! Как хорошо! Еби меня! Роза, девочка! Твоя пизда такая сладенькая! Ты мне хуй сосешь ею! Я тебя накачаю! Накачаю спермой, сладкая моя! Оооо! Ооооо!...

Ксан взял основание члена дочери и сжал его, чтобы она раньше времени не плеснула малофьей в чрево рабыни. Потом, когда Оливия немного утихла, он вынул ее хуй из девушки. И подтянул узенькую попочку к себе поближе. Раскрытая розовая щелка так и манила, и жрец, не выдержав соблазна, сунул туда собственный член. Роза запищала, задергалась, но уворачиваться не посмела. Хуй старшего жреца был крупнее и толще. И ввинчивался в пульсирующее нутро с большим трудом. Но ввинчивался, пока не уперся в маленькую матку и не пощекотал ее кончиком залупы.

– Да ты свежая точно родничок, Роза. Хотя семя в тебе уже есть... ммм... но ты умница, все всосала... да да вот так животик посжимай, пососи мой член дырочкой... Какая пизденка! – Он поглаживал маленькие бедра и слегка подталкивал ее под попку хуем.

Оливия, которой дали небольшую передышку, нетерпеливо задергала бедрами. Ксан с улыбкой вынул член из маленькой рабыни и снова всадил его до упора в дочкину щель. Оливия торопливо нащупав залупой пизденку Розы, тут же натянула девочку на свой болт.

И уже через пару минут сладкой ебли снова начала стонать и кряхтеть. Мужское начало в ней брало вверх. И не смотря на отцовские руки, бедра девушки все резче дергались навстречу Розе, все жарче вонзали в нее раздувающийся хуй. Та уже не переставая пищала, похоже, начинала кончать. И тогда Оливия с хриплыми воплями тоже стала спускать в матку своей рабыни.

Ксан не мешал. Он размеренно колотился между раздвинутыми бедрами дочери, готовясь осеменить ее чрево. Это случилось практически сразу. Оливия еще поливала матку Розы последними струями спермы, как в ее собственную пизденку ударил густой горячий поток сливок отца..

– Уууух! – выдохнул Ксан и боднул матку дочери фонтанирующим хуем. – Вот маленькая, возьми папино семя... Ух... ух... дааа...

Оливия, ощутив в лоне горячий поток спермы, сладко застонала, уже совсем не по мужски, и начала спускать пизденкой. Кончала она долго, выдаивая последние капли из отцовского члена, и продолжая удерживать Розу на собственном, уже опустошенном шланге.

Когда все прекратилось, Ксан бережно снял еле живую рабыню с хуя дочери.

– Бедняжка наверняка зачнет от тебя, Оливия... Придется просить богиню о снисхождении к этой малышке. Понравилось?

– Дааа... – перемазанная своим и отцовским семенем, девушка блаженно улыбалась и поглаживала свою грудь. Ксан знал, этого ей хватит от силы часа на четыре. А потом Оливия позовет к себе на ложе одну из своих юных любовниц, и залу снова наполнят чавкающие звуки снующего в пизденке хуя и сладкие девичьи вопли. И возможно беременность только подтолкнет Оливию к более жарким и частым соитиям, ведь, как известно беременная женщина жадна до удовольствий.

А раз так, верховному жрецу не стоит тревожиться о возможных заговорах и бунтах, на какие могло толкнуть Оливию ее особое положение в храме и ее физическая неповторимость.



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.