Эротические рассказы

18+

1 1 1 1 1 Рейтинг 3.50 (2 Голосов)

Я со своим ближайшим соратником сидел в небольшой кофейне в центре Москвы. На улице шёл мелкий дождик, кофе был тёплым, делать нам ничего не хотелось.

Молчание первым нарушил мой соратник...

‑Ну что, оберст? Как там Аня?

‑Всё в порядке. Ей здорово досталось, но она везучая. Ни единого перелома.

‑Неплохо, оберст.

‑Скажи честно, Маньячный, я трус?

‑Оберст! Откуда подобные мысли?

‑Понимаешь, тут многие неприятели говорят, что я не предпринял ни одной попытки ей помочь...

‑Ну да! Её там десяток вооружённых отморозков держал, тебя запинали до полусмерти и бросили. Хорошо хоть нам сумел звякнуть. Забей! Общество никогда не поддержит нацистов, если оно живёт по ложным идеалам. Для них лучше терпеть унижения от нелегалов‑гастарбайтеров и позволять своим дочерям быть шлюшками у арабских шейхов, чем поддержать нас. А мы‑то хотим, чтобы наши соотечественники были счастливы! А они этого понять упорно не желают!

‑Да, Маньячный, памятника при жизни нам не видать, ‑ усмехнулся я.

Тут в кармане у меня зазвонил телефон.

‑Слушай, оберст, ‑ просипел голос в трубке, ‑ мы поймали тут одну шлюшку из руководства враждебной группировки, что на вас с Аней тогда напала. Давай, подваливай, мы ждём вас на 50‑м километре Ярославского шоссе.

‑Поехали, Маньячный, ‑ сказал я. ‑ Дело есть.

Мы сели в потрёпанный "Ниссан" и поехали в указанном направлении.

‑Оберст, ты уже не паришься по поводу людской неблагодарности? ‑ спросил Маньячный, когда мы ехали по проспекту Мира.

‑Нет. Это наши убеждения, ‑ ответил я, подрезая какую‑то "копейку". ‑ Пойми, Маньячный, у нас наверху есть очень влиятельные покровители. Им постоянно перекрывают кислород, но они всё равно выпутываются. Они пока не могут прийти к власти, но будь уверен... этот Судный день когда‑нибудь настанет.

‑Когда?

‑Не знаю. Основная масса народа нас не сильно‑то и поддерживает. Но в будущем...

‑Обидно, оберст, что мы всего лишь шестёрки...

‑Забей. Мы всего лишь студенты! Мы даже ВУЗ ещё не окончили! У нас ещё всё впереди! Да и не такие мы и шестёрки... Мы же не рядовые быки... Не парься!.. Давай, лучше взбодрись. Сейчас мы хоть отыграемся. Где‑то через час мы свернули на просёлочную дорогу и подъехали к группе молодых парней, стоящих возле четырёх машин.

‑Привет, оберст!

‑Салют! Где шлюшка? В сторожке?

‑Да. Пошли. Что с ней сделаем? Изнасилуем и прикончим?

‑Там посмотрим.

В сторожке на полу лежала связанная девушка в белом купальнике. На вид она была мне ровесницей, я готов был спорить, что она ещё не разменяла второй десяток.

‑Начинайте! ‑ приказал я.

Один из парней взял мизинец девушки и засунул в тиски, после чего крепко закрутил. Раздался неприятный хруст и дикий вой через кляп.

Я подошёл к ней и присел на корточки.

‑Какие чудесные локоны, ‑ подумал я. Не в силах совладать с собой, я дотронулся рукой до её вспотевшего лба и откинул назад прядь её роскошных волос. На душе стало пакостно. Года два назад у меня была подруга с такими же чудесными волосами. Я её искренне любил, забрасывал дорогими подарками и в буквальном смысле слова носил на руках. Но она меня бросила. Променяла на какого‑то придурка из заштатного института. У него не было ни ума, ни способностей, ни любви к ней. А я её любил. Аню сейчас я люблю далеко не так. Но она меня бросила и начала кадрить того парня. Он на неё нуль внимания. А я от отчаяния пошёл в нацисты, где и выслужился за два года... Руки по локоть в крови, презрение и ненависть окружающих и практически никаких шансов на победу. Ладно. Я постарался отогнать от себя эти мысли.

‑Что, попалась? ‑ спросил я девушку. ‑ Мне следует тебя убить, но я могу дать тебе шанс выжить. Хочешь? Пленница кивнула.

‑Хорошо. Ты должна перенести всё, что мы с тобой сделаем, а потом убраться из России навсегда. Ясно? Повторный кивок.

‑Несите её.

Девушку вынесли из сторожки.

Для начала её привязали к толстому дубу.

‑Итак. Пытку для Ани с водой разработала ты. Это я знаю. Посмотрим, как ты сама это вытерпишь. Я не такой идиот как ты. 10 литров тебе не осилить. Удержи в себе только 3.

В руках моих подчинённых появились шесть бутылок воды по 0,5 литра.

Девушка была напугана до смерти. Она послушно выпила всю жидкость, не поморщившись. Мы стояли и ждали.

Прошло минут 15. Пленница проявляла явные признаки беспокойства.

Она пыталась ёрзать, но верёвки достаточно крепко держали её. Правда, расцарапать в кровь спину она‑таки умудрилась. Пальчики её ног судорожно сжимались и разжимались, на лбу выступил пот. Она слегка постанывала. Кляп её в рот никто повторно не всунул... даже начни она кричать, никто не услышит.

‑Слушай, оберст, ‑ взмолилась она. ‑ Сколько мне ещё терпеть?

‑Как ты приказала Ане. Час. Ни минутой больше.

Девушка замолчала.

‑Правда, ты не заслуживаешь права спокойно стоять, ‑ сказал я. ‑ Рыжий, она твоя на пять минут.

Один из бугаев с нашивкой на рукаве подошёл к жертве.

Молча спустил с неё трусики и без лишних слов вошёл в неё своим органом.

Девушка задергалась и застонала.

‑Помни, ни капли мочи, ‑ сказал я. ‑ Иначе убьём на месте.

Рыжий тем временем кончил и отошёл от жертвы.

‑Доктор, твоя очередь, ‑ коротко сказал я.

Студент‑медик по кличке Доктор достал набор булавок и приблизился к девушке.

Три булавки он воткнул в половые губы пленницы. Она дико закричала и сделала попытку сжать ноги. Но Доктор спокойно развёл их снова в разные стороны. Бёдра девушки дрожали, она отчаянно боролась с давлением в мочевом пузыре, но боль мешала ей сдерживаться.

Доктор проткнул булавками её нежные соски, воткнул ещё четыре ей в лоб и опустился перед ней на колени.

‑Такого оргазма ты ещё не испытывала, сучка, ‑ тихо и без злобы сказал он. После он воткнул булавку её в клитор. Такого нечеловеческого крика некоторым из нас ещё не приходилось слышать. Впрочем, я слышал и не такое. Потом под каждый пальчик её ножек Доктор также загнал по иголке.

‑Слушай, оберст, ‑ сказал мне Рыжий, ‑ а ведь сучка не ссыт. Хочет жить.

‑Ничего, ‑ ответил я. ‑ Ещё не вечер.

‑Ну да, ‑ усмехнулся Рыжий. ‑ Только шесть часов.

Я пропустил колкость мимо ушей.

Тут Доктор воткнул ещё одну булавку девушке в клитор.

Она дёрнулась всем своим прекрасным телом, пальчики её ножек судорожно сжались, отчего иголки ещё глубже вогнались ей под ногти. И тут из неё потекла маленькая струйка мочи, которая тут же превратилась в мощнейший поток, который снёс две булавки, торчащие из клитора. Пленница охнула и потеряла сознание.

Через минуту её привели в чувство.

‑Ты обоссалась. И должна умереть, ‑ сказал я. ‑ Но у тебя есть ещё один шанс. Воспользуешься? Девушка кивнула.

‑Хорошо. Полежи‑ка 25 минут на муравейнике.

Девушку положили на муравейник, предварительно разворошив его.

После ей раздвинули ноги и намазали промежность мёдом.

Такого крика этот лес, по‑моему, ещё не слышал.

Наша жертва металась по земле, истошно кричала, но не могла совладать с насекомыми.

Впрочем, 25 минут она выдержала. После её окатили кипятком, чтобы уничтожить муравьёв. Нежная кожа пленницы покрылась волдырями.

‑Всё, теперь все желающие могут её отыметь, ‑ сказал я. ‑ Только презервативы оденьте, а то ещё вычислят нас.

Следующие 20 минут была оргия. Бедную девушку отымели во все щели и дыры.

После её окунули в речку, чтобы смыть сперму и уничтожить улики.

‑Убить её? ‑ спросил Рыжий.

‑Нет, пусть живёт, ‑ ответил я.

‑Ты что, оберст! Она же нас сдаст!

‑Никогда. Ей этого урока хватило. Ты же уедешь из страны? ‑ спросил я у неё.

Пленница быстро‑быстро закивала головой.

‑Хорошая девочка. Ты же нас не сдашь? Учти, сдашь, мы тебя из‑под земли достанем. Жертва отрицательно завертела своей красивой головой с роскошными локонами.

‑Ладно, поехали.

На Ярославское шоссе выехали пять машин. Из одной из них выкинули еле живую хорошенькую девушку в разорванном купальнике. Она упала на обочину и замерла. Но она осталась жива, это я знал точно. Четыре машины поехали в целях конспирации к Сергиеву Посаду, а мы с Маньячным поехали прямо к Москве.

‑Слушай, оберст, ‑ обратился ко мне соратник, ‑ ты её не убил потому, что она похожа на ту твою несчастную любовь? На эту...

‑Стоп, ‑ перебил я его. ‑ Не называй её имени. Мне это больно.

‑Ты что, всё ещё её любишь?

Я лишь слабо кивнул.

‑А как же Аня?

‑А что Аня? Ты меня упрекаешь?

‑Никогда в жизни, оберст. Ты же мой учитель. Скажи, а зачем ты её не убил? Только из‑за сходства с этой...м‑м‑м...девушкой?

‑Нет, не только. Она же нас всё равно не сдаст. А я хочу дать ей то, чего у нас с тобой никогда не будет, чего общество нам никогда не позволит.

‑Что именно?

‑Второй шанс...



 Просмотр информации находящейся на сайте разрешается лицам старше 18 лет. Все рассказы вымышленные.
Администрация не несёт ответственности за фантазию авторов, а также за рекламные материалы опубликованные на сайте.